?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile InkpointФотоВыставка Previous Previous Next Next
Служба быта: Владимир Викторович, часовщик. - Александр Савельев - ФотоХроника -
inkpoint
inkpoint
Служба быта: Владимир Викторович, часовщик.


    -   Нужна усидчивость, терпение, потому что работа очень кропотливая, напряжённая. Характер должен быть не таким, чтобы человек со злости об стол часы разбил, собрал манатки и ушёл – так не может быть, это вещь чужая, ты должен за неё отвечать. Тебе её доверили, тебе нужно её восстановить в том же виде, это ответственность. Любые часы, даже если эти часы в магазине стоят десять рублей – для того человека это память о чём-то. Тебе дали часы под твою ответственность – это очень серьёзное дело.  За любыми часами идёт судьба человека, память, каждые часы – это частичка того человека, который их носил.

        Я этим делом занимаюсь с 1974-го года. Не захотел учиться в десятом классе, пошёл получать техническое образование. Было такое училище номер один, на улице Сытнинская, на Петроградской стороне, там готовили часовщиков.  А после армии кончил Институт Бытового Обслуживания. Постепенно это дело завлекло, и всё. Сначала из-под палки, это был вынужденный выбор, а потом вошло в привычку.  В училище у нас была группа в тридцать человек – вот из тридцать только пять-шесть осталось в этом деле. А остальные бросили, ушли в совсем другие профессии.

       Часовое дело – это же бытовое обслуживание, это никогда не было высокооплачиваемой работой. Если в советское время инженер получал 120-140, то часовщик получал 80-90 рублей. И если люди могли овладеть какой-то другой профессией, более высооплачиваемой – они часто уходили из часовщиков, бросали это дело.





   Готовили часовщиков по двум специальностям: часовщик-ремонтник и часовщик-сборщик. А теперь государственных мастерских больше не существует. Кто приватизировался, кто распался, кого-то кто-то выкупил, и тех мастерских советского времени практически не осталось. И мастера все работают на себя – приобрели разрешение на право заниматься индивидуальной трудовой деятельностью и работают часовщиками.

Наша промышленность российская канула в Лету – если раньше у нас в Советском Союзе было семь часовых заводов, то сейчас осталось всего два – это завод Пензенский, который выпускает женские часы, называются «Соло», и Чистопольский часовой завод, который выпускает часы «Командирские». Петродворцового завода нету, в Москве было три часовых завода – их нету, Минский часовой завод был – его тоже нету. Ничего нету, к сожалению.

Конечно, в Союзе делали часы среднего класса – потому что это было поставлено на поток. Петродворцовый часовой завод у нас выпускал 12000 часов в сутки, можете себе представить? А швейцарцы выпускают в год, условно говоря, сто моделей, высокоточных, высоклассных, каждый мастер сидит-собирает одну модель в течении недели. У них не конвейерный способ, а индивидуальный мастер, поэтому Швейцария всегда ценилась хорошо.  И у нас качество было неплохое, но всё-таки среднее.




     У меня был заказчик, он заболел онкологией, его супруга пошла к батюшке, батюшка сказал: «У вас дома где-то лежат часы, которые очень давно не ходят. Вы их достаньте, отремонтируйте, и пока будут работать часы, ваш муж будет жив-здоров». В самом деле, в 1942-м году эти часы, во время бомбёжки упали со стенки и перестали ходить.  Эти часы лежали, как семейная реликвия. Они достали эти часы, отремонтировали в нашей мастерской, и каждый год на девятое мая заказчик мне звонил и говорил: «Владимир Викторович! А часы ходят, и я живой!». Но потом человек уехал в другой город и у меня, к сожалению, с ним связь оборвалась.

    Сейчас молодёжь может идти учиться на часовщика только при условии, что родители будут оплачивать им учёбу, поддерживать на первых порах, пока человек опыта набирается. Прийти и сразу начать зарабатывать деньги - у нас такого нет.
Вот сейчас есть экспресс-курс в фирме «Минутка» - пришёл, начал ставить по 500 рублей батарейки и попутно ломать часы.  И ко мне регулярно приходят заказчики, которые сходили в «Минутку»  просто заменить батарейку - там им при открывании ломают часы, потом говорят: «Ваши часы не работают, идите в мастерскую, там пускай ремонтируют». Говорят: «Ничего  не знаем, они у вас вообще не ходят, всё, до свидания».  Они не несут никакой ответственности, хотя человек при вскрытии испортил часы, а они стоят несколько тысяч долларов. Вот такая фирма «Минутка», вот так там работают, такие люди. Это просто ребята, которых за две недели учат открывать часы и вставлять батарейку. Это не часовщик.

Часовщик может часы аккуратно открыть, определить дефект, объяснить это заказчику, отремонтировать, выдать гарантию и отвечать за эту гарантию в течение минимум полугода. А те, кто меняют батарейку и гарантию дают «до дверей» - извините, это не часовщики.

Конечно, нет такого часовщика, который не ломал бы часов: кто не работает, тот не ошибается. Но часовщик, даже если полез в часы и что-то сломал, может сам всё это исправить. Поэтому и называется – «часовой мастер».

Минимум два-три года нужно, чтобы стать часовщиком. К тому же постоянно выпускаются новые модели часов, приходится учиться чему-то новому. Если имеешь основные знания по кинетической схеме часов, то уже в процессе работы учишься. Сейчас интернет во многом помогает – там есть полезная информация.



   Я давно этим занимаюсь, но у нас есть люди ещё опытнее.  Есть мастер лучше меня – он более усидчивый, более умный, он может из гвоздя сделать деталь – вот это мастер, золотые руки. Вячеслав Владимирович. Слав, хочешь поговорить? Нет, не хочет.

   Я как-то пришёл в гости к своим коллегам в Эрмитаж – у них посередине часовой лаборатории стояли огромные часы, метр на метр, высотой два метра, которые были подарены Голландским морским ведомством Российскому морскому ведомству. Они с XVIII-го века не ходили. И только в наше время, не имея никаких чертежей, никакой инструкции, эти ребята сами их изучили, поставили на ход, и теперь, когда я гуляю по Эрмитажу, я вижу эти часы – они стоят и ходят.  Вот для меня это удивительная задача, я бы не взялся такие старинные часы восстанавливать.

   Бывает, что и пьют часовщики, я тоже мог по юности выпить, даже когда выпьешь, азартнее работа становится. Веселее – если боишься за что-то браться, выпил – и сделал всё, что не мог сделать по трезвости.  Молодость есть молодость, но с возрастом уже отходишь от этого.


   Было застойное время, было перестроечное время, было демократическое время, и всегда люди часы ремонтируют. Независимо от времени часами люди пользуются. Время не властно над часами, часы всё равно будут ремонтировать. И бедные, и богатые – любые. К нам приходили разные люди, и известные люди, и Кирилл Лавров к нам приходил, и Аркадий Райкин, и современные артисты. Сейчас молодёжь, студенты пользуются мобильными телефонами – а когда они придут на службу, куда-нибудь в офис, они оденут часы. Для мужчин это важно – состояние, статус можно отличить по часам, по ботинкам, по костюму. Это женщины могут на себя навешать побрякушек, всяких бриллиантов, а мужчины друг перед другом чем могут похвастаться?  Часы будут вечно, всегда. Профессия не умрёт.

Метки: ,
Музыка: Fountains Of Wayne - Kid Gloves

Оставить комментарий