интро

Меня зовут Александр Савельев.

У меня есть пара фотокамер, чувство прекрасного и ещё несколько чувств.

Продолжаю вести ЖЖ с упорством истинного ретрограда и сектанта. Как сказал один мой друг: "Саша, у тебя там бывают клёвые фотографии, потом фотографии кладбищ, потом голые женщины, потом тексты о том, что ты опять что-то не понимаешь в этих женщинах. Потом опять клёвые фотографии". Всё так.  

Некоторые вещи, которыми горжусь:

http://rasf2.fotoproekt.ru/port/msk/ru/school/courses/history/
https://www.soyuz.ru/articles/567
http://les.media/articles/367108-lyudi-poberezhya

Подборка различных кадров:


Мой журнал по истории фотографии:


Профили в сетях:

Изобретения столетней давности

Дело об изобретении. Валлер Джейкоб Ильич. Резиновые резервуары - крылья для плавания. г. Ленинград, 1929 г.



О, этот дивный далёкий мир. Среди людей, сто лет назад подававших эти «заявки на изобретения» были и настоящие инженеры, и местечковые самородки, и, кажется, просто психи, наивно верившие в свой вечный двигатель. Но заявка оставлена, проект надо учесть, вынести вердикт о полезности, и в любом случае подшить в архив. Единственное, чего мне сильно не хватает в этих документах – это портретов самих изобретателей.

Под катом - некоторые мои фавориты, но можно и сразу перейти в увлекательный хроно-сёрфинг на сайте Архива Ленинградской области. Там есть вещи, которые отлично передают дух времени.  https://archiveslo.ru/patent

Collapse )

****



Дверь особняка Брёмме, на 12-й линии Васильевского острова. В блокаду здесь здесь находилась "Витаминная аптека", где биохимики делали настои из хвои (витамин С) и дрожжи из опилок (витамин В). "Перерабатывали тут и лебеду, борщевик, купырь лесной, щавель, крапиву, одуванчики".

https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9E%D1%81%D0%BE%D0%B1%D0%BD%D1%8F%D0%BA_%D0%AD._%D0%AD._%D0%91%D1%80%D1%91%D0%BC%D0%BC%D0%B5

вопрос меломанам



Так давно хотел спросить, что наверное, опоздал. Вот помните милейшую группу “Brazzaville”?  Одно время все их любили, и я их любил, и они как-то по умолчанию считались западными звёздами. Но оказалось, что группа известна только в России, а на Западе они вообще никому не нужны. Вплоть до того, что некоторые их альбомы, уже на закате эпохи CD, выходили только у нас, на русских лэйблах. И больше половины комментов под их клипами – на русском языке.
У меня есть уши, я кое-что понимаю в музыке. “Brazzaville” явно не пустышка, этот Дэвид Браун – крепкий мелодист и автор, это вполне уровень. Так в чём же дело? Почему они так срезонировали у нас и почему весь остальной мир их как будто вовсе не заметил?

Или вот недавно вспомнил песню “Supergirl” немецкой группы “Reamonn” – в начале нулевых она у нас была в горячей ротации. Тогда казалось, что это мировой хит – настолько он звучал из каждого утюга. А теперь смотрю Ютуб – и оказывается, там тоже половина комментов на русском.



Почему мы такое любим? У меня есть версия: дело в привычной нам мелодике. Если взять ту же “Supergirl”, там сама гармония близка нашим славянским ушам, привычная и узнаваемая; примерно такой (именно гармонически) могла бы быть некая песня крупы «Кино».
С “Brazzaville” похоже – они ведь тогда легко, как свою, сделали «Звезду по имени Солнце». Дэвид Браун не бог весть какой вокалист, зато он берёт именно что мелодикой, атмосферой, и эта неяркая мелодика нам близка, мы её считываем. А ещё меланхолия, его расслабленная меланхолия нам отзывается, как-то попадает в национальный характер. Мы ведь выросли на монотонных бардах и смурных рокерах, мы готовы любить людей с тихим обаянием.

А вот почему такие вещи не «взлетают» там?  Им это недостаточно ярко?