интро

Меня зовут Александр Савельев.

У меня есть пара фотокамер, чувство прекрасного и ещё несколько чувств.

Продолжаю вести ЖЖ с упорством истинного ретрограда и сектанта. Как сказал один мой друг: "Саша, у тебя там бывают клёвые фотографии, потом фотографии кладбищ, потом голые женщины, потом тексты о том, что ты опять что-то не понимаешь в этих женщинах. Потом опять клёвые фотографии". Всё так.  

Некоторые вещи, которыми горжусь:

http://rasf2.fotoproekt.ru/port/msk/ru/school/courses/history/
https://www.soyuz.ru/articles/567
http://les.media/articles/367108-lyudi-poberezhya

Подборка различных кадров:


Мой журнал по истории фотографии:


Профили в сетях:

многообразие видов

 


Несколько карточек про многообразие видов. Про мужчин мне как-то понятнее – почему тот или иной выглядит определённым образом. О женщинах до сих пор не понимаю. Почему одни все такие про бьюти-лайфстайл и гламур, а другие – скромные «филологические девы» с рюкзачками, третьи – вообще унисекс, а четвёртые ходят по улицам в тонких хитонах на голое тело, и прочие, прочие разные варианты… И ведь не исключено, что это они сегодня так, а завтра – совсем иначе!

Впрочем, в лекции одного психолога слышал убедительную теорию: что все эти роли закладываются в семье, проявляются ещё в средней школе, и расцветают в старших классах. В каждом классе есть несколько «звёздочек», этакие «принцессы»: их с детства учили, что внешность и сексуальность – это главные женские достоинства, главные козыри, с помощью которых нужно двигаться в мире, и эти девочки так и продолжают разыгрывать эту карту, всю жизнь.
А если система родительских ценностей была другой, или если были какие-то сильные комплексы о внешности – то девочка не ввязывается в это соревнование секси-див, она проявляет себя иначе, не делает главную ставку на внешнюю сексуальность, этакая тихоня-умница. И это тоже на всю жизнь.
А есть такие бунтарки-разбойницы, которые отказываются играть по этим правилам – они одеваются нарочито вне стандарта, они ещё в школе проявляют себя через эпатаж, красят волосы в немыслимый цвет, делают татухи и пирсинг (хотя это теперь уже тоже норма). Выделиться иначе, бежать по параллельной дорожке, альтернативный зачёт. И это тоже на всю жизнь.


И мне кажется, тех, кто может легко перевоплощаться из одной публичной роли в другую, на самом-то деле очень мало.

Collapse )

  • Current Music
    Хроноп - Прорастают сквозь смерть
  • Tags
    ,

Визбор, как маркер

В комментах на Ютьюбе человек пишет:

- Визбор, Визбор... да всем насрать кто это, может в древности и пел что-то там. Я вот за 26 лет впервые слышу эту фамилию и она мне ни о чем не говорит. Посмотрел я кто это. И ничего мне это не дало, ну пел там что-то и норм.

Люди ему отвечают: молодой человек, ну как же так, вы не знаете культуру своей страны, да ещё и кичитесь этим! Начинается холивар.

- мне неинтересна авторская музыка человека, который умер еще в 1984 году. Не вижу в его песнях и в нем самом того, чтобы им интересоваться и/или знакомить с его творчеством своих детей. И уж тем более не причисляю отсутсвие интереса к этому человека к не знанию истории культуры своей Родины.

- Про корреляцию между образованностью и знанием какого-то барда из СССР, я промолчу. Для меня этот исполнитель ноунейм, и нет, мои родители отличные и образованные люди, я такой же. Мне глубоко насрать на идиотов, которые всех учат, что покалывают пальцем, что я не знаю, какого-то ноунейма и прочее.
Детям своим я тоже не будут навязывать слушать это старье.
Мой выбор, что и как делать. И если вы иного склада, то это ваши дела.
А вот вы знаете, кто такой Сергей Брин?


И тут мне стало интересно. Я спросил своего сорокалетнего сверстника – кто такой Визбор? Сверстник глазом не моргнул: «Ну, это такой советский певец и композитор, много эстрадных песен написал, только я не помню, какие именно. Но ко многим советским хитам причастен».

Тут мне стало зверски интересно. Спросил отца (ему уже за 80).
«Ну как же, Визборг, наш поэт и певец, играл песни, студенческие песни пел. На целине МГУшники пели песни его, что-то про туманы: «А туманы синие»… А, ещё вспомнил песню Визборга: «Над Канадой небо синее»…
Ладно, это ожидаемо. У папы на катушках было много бардовских записей, но он их по персоналиям не особенно различал, он и тогда их всех путал.

Спрашиваю знакомую тётеньку лет 55-ти, она выдаёт безошибочно: «Мы эти песни очень любили… И про Сретенку, и смешная была песня про Укушенного» - и начинает цитировать текст.

А потом я зашёл в кафе «Маяк», и за соседним столом сидела большая компания молодняка, человек десять. И мне не нужно было сильно развешивать уши, чтобы услышать: им всем примерно по 22, они студенты, этакая эстетская молодёжь, и у них есть блестящая идея: устроить вечеринку, где каждый придёт в образе какого-либо персонажа из сериала Лапенко. «Да! Восьмидесятые – это так круто! Это такая эстетика!»
Я подошёл и по возможности обернул вопрос в шутку, в праздное дурацкое любопытство: мол, мы тут с приятелем поспорили: знает ли молодёжь Визбора? Кто такой Визбор?
Нет, тишина не повисла. Выдвигались версии. «Это какой-то… советский… поэт? Но я не уверена…»  Лишь один из десяти, самый такой внешне эстет, сказал: «Это советский исполнитель, бард, он много песен сочинил… Но я ни одной сейчас не вспомню». То есть даже «Солнышко лесное» не вспомнил никто.

Рассказал историю давней подруге, которая работает в школе учителем информатики. Она говорит: «Да, мы его знали. А им зачем его знать? Саш, вот сам подумай: он сейчас чем-то актуален, релевантен нашему времени? Чем он может быть им интересен? Это для них бесполезное знание, и это нормально.»

Ладно, ок, логично.  Но в том-то и дело, что Визбор – это очень многогранный маркер. Он же не только бард, он и журналист, и сценарист, и гибкие пластинки с его репортажами выходили в массовом журнале "Кругозор". Кто-то скажет: это актёр, он Бормана играл! А кто-то может узнать его как дедушку Варвары Визбор – которая сейчас по праву и самостоятельно известна. Но если для человека эта фамилия – пустой звук, значит, он действительно не знает всего этого позднесоветского культурного пласта. Не интересуется.
Выходит очень занятно: Лапенко они смотрят и знают, как бы вдохновляются советскими 80-ми, а Визбора знает один из десяти, и то смутно.

А ещё один мой друг недавно встретил девушку, которая не знает, кто такой Ленин. «Это какой-то политик был?»
Справедливости ради признаюсь, что мне пришлось загуглить (простите за каламбур), кто такой Сергей Брин.
 
  • Current Music
    Joni Mitchell - All I Want
  • Tags

Кальварийское кладбище, Минск

Там всё неуловимо иначе: и деревья чуть иные, и свет, и воздух. Присмотришься, и заметишь разницу в декоре, и сильное веяние католичества, и латинский шрифт на многих надгробиях, и некоторую общую строгость, сдержанность; всё говорит, что Варшава ближе, чем Москва.
Первое, что явно бросилось в глаза – кованые «лепестки» на торцах многих крестов, в нашей средней полосе я такого не замечал, а тут – повсеместно. Даже на кресте безымянного юного Киреева есть эти завитки, пусть из мягкого дешёвого металла, но есть. А ведь это дополнительная работа кузнецу – стало быть, была какая-то традиция, по которой крест нужно было поставить именно с «лепестками», и лепестки эти имели какое-то значение, кроме декоративного. Я пробовал гуглить, но ничего не нашёл.

И почти все кресты четырёхконечные, католические, без косой нижней перекладины, свойственной православию.

Collapse )

Хроноп. Самостояние

И Пушкина слегка таскать за бакенбарды…

Раньше я всячески пытался заразить «Хронопом» друзей: смотрите, слушайте, слушайте, это же вещь, это явление! Писал длинные посты. А потом понял: даже любители умной русской музыки въезжают в «Хроноп» не всегда. Тут какая-то своя магия работает: люди либо врубаются в «Хроноп», либо нет, любовь насильно не привьёшь. Я же третий день слушаю новый альбом и испытываю от него тотальное неразбавленное счастье.

Кажется, этим альбомом «Хроноп» поднимается в какую-то отдельную лигу имени самого себя. Их и раньше сложно было с кем-то сравнить, но теперь у Демидова как будто добавилось спокойной уверенной смелости, – и это всё поднимает на новый уровень.   

А если уж немного сравнивать, то недавно все обсуждали новый альбом восемь лет молчавшей певицы... И не скажу, что тот альбом плох, но сначала я слушал «Бордерлайн», а потом «Самостояние». И сразу стала видна разница в уровнях текста, да и в уровнях музыки, ИМХО. Послушайте, какая здесь флейта.

песня месяца: First Floor Power – Happy Endings (2003)




Милейший шведский арт-поп квартет, две сестры и два не брата. Умники, и клипы у них под стать – очень всё иронично и легко, и кажется, они тут сами посмеиваются над очевидными параллелями с ABBA.
Одна из сестёр, Дженни Уилсон (поющая басистка!), позже станет делать обалденный фрик-электропоп, и её сольники я тоже советую.
И странное дело – этой музыке уже 18 лет, но она кажется весьма свежей – возможно потому, что все моды доходят до нас с большим опозданием.