интро

Меня зовут Александр Савельев.

У меня есть пара фотокамер, чувство прекрасного и ещё несколько чувств.

Продолжаю вести ЖЖ с упорством истинного ретрограда и сектанта. Как сказал один мой друг: "Саша, у тебя там бывают клёвые фотографии, потом фотографии кладбищ, потом голые женщины, потом тексты о том, что ты опять что-то не понимаешь в этих женщинах. Потом опять клёвые фотографии". Всё так.  

Некоторые вещи, которыми горжусь:

http://rasf2.fotoproekt.ru/port/msk/ru/school/courses/history/
https://www.soyuz.ru/articles/567
http://les.media/articles/367108-lyudi-poberezhya

Подборка различных кадров:


Мой журнал по истории фотографии:


Профили в сетях:

Юность прошла – III

   Говорят, что позднесоветские литераторы были приспособленцы и коньюктурщики, так или иначе, больше или меньше. Пожалуй, да – это видно и в выборе тем, и во всех этих шаблонах вроде «герой едет на БАМ и проходит там школу жизни». Даже у сильных и смелых авторов порой видны фрагменты, явно вставленные в угоду редактору, - чтобы напечатали, пропустили… Как ненужные заплатки, как третий рукав на рубахе текста.

Что можно сказать о том мире при взгляде из мира нашего?
Что эти люди постоянно жили ожиданием связи: звонка или письма. Постоянно, тут и там, по самым разным текстам разбросано что-то вроде «Он решил никуда не идти, остаться дома и ждать её обещанного звонка». «Прошло уже две недели, но письма от него всё не было. Она начала беспокоиться».

Сразу в трёх повестях повторяется схожее: герои идут в ресторан – потому что так принято, надо «отметить», «посидеть, как люди». Как будто бы ресторан служил молодому советскому человеку маркером жизненной удачи, первой большой зарплаты или повышения по службе. И во этих всех случаях ресторан для героев – непривычная среда, они там себя чувствуют неловко, и в итоге всё оборачивается ненужным мотовством, пьяной дракой, каким-то курьёзом.

Ещё занятный штрих: во многих рассказах автор постоянно называет героя по фамилии, подобно тому, как жена называет нелюбимого мужа: «Зуйко проснулся и сразу сел на кровати», «Сафаров опять опаздывал на работу», «Храмов сразу понял, что дело будет непростым». Эти персонажи ходят и говорят, испытывают душевные переживания, но их имена лишь изредка всплывают на периферии текста, а главным ярлыком, как в документах и конторских книгах, остаётся фамилия.      
  • Current Music
    Леонид Фёдоров - Пионер
  • Tags

с такой дурой очень глюпой

Сразу вспоминаются "Совы нежные", а ещё вокалист "Esthetic Education" Луи Франк, который и по-английски, и по-русски пел с диким акцентом - и ничего, в этом была изюминка. Здесь, насколько я понимаю, этот чешский остроумец взял какой-то известный чешский хит, загнал текст в Гугл-переводчик, и с большим чувством исполнил. Браво.

песня месяца: Jakie Quartz - Mise Au Point (1983)




Начинается, как медленный поезд. Ровная пульсация баса, речитатив, а на припеве вдруг - взлетает. И дальше так летит, чуть над землёй, продолжая пульсировать, и в этой простоте – своё очарование, и припев чертовски прилипчив.

Очень нравится раскапывать такие вот музыкальные пласты, которые мы традиционно и высоколобо считаем фигнёй. Французская эстрада 80-х – что может быть в этом нафталине хорошего, спрашивается? А вот – есть!

in memoriam




    Смотрю на посвящённую Крапивину группу в ВК – там уже третий день идёт поток признаний в любви, люди прощаются и благодарят. Оказывается, огромное количество людей не просто выросло на его книгах – люди эту любовь пронесли сквозь всю взрослую жизнь. И у каждого своя история первой встречи, своя первая прочитанная книга, и многие нынешние взрослые рассказывают, как эти книги изменили их жизнь, как до сих пор перечитывают и открывают для себя. Оказывается, нас таких очень много.

  Поэтому вижу явное упрощение в том, что Крапивин традиционно считается «детским» писателем, как бы несерьёзным, этаким добрым милым сказочником. Какой же он детский, если его столько взрослых читают и перечитывают?


    Это всё равно что сказать, что братья Стругацкие – фантасты: то есть это будет правдой, но Стругацкие несомненно больше жанра и любого ярлыка; то же и с Крапивиным.
Многие его книги – совсем не только для детей, и они вовсе не милые, а горькие и тревожные. Эта «горчинка» сквозила и в ранних его повестях о школьниках, но полностью проявилась в 80-х, когда Крапивин начал смело переносить действие в гипотетические миры и иные пространства. И если уж говорить о фантастике, то я не знаю, с кем на этом поле можно сравнить Крапивина по значимости и силе таланта. Разве что с теми же братьями.

Владислав Петрович прожил большую жизнь, он очень много успел сделать, и, как верно подметили в одной из статей – слово «умер» тут вовсе не подходит. Книги живут и остаются, несколько поколений знают, любят и помнят, и будут передавать дальше.

Через десять лет моей дочери будет 12 – и я постараюсь передать.


    Почти все прощальные благодарности на той странице написаны хорошим русским языком, даже непривычно. https://vk.com/vladislavkrapivin
  • Current Music
    Хроноп - Чай
  • Tags

****



 
      В Москве отменили троллейбусы – а мне вспомнилась эта свадьба в троллейбусе. Друг мой тогда справедливо решил, что в лимузинах тесновато, и отправился в троллейбусный парк – так мол и так, хочу зафрахтовать у вас троллейбус на свадьбу. Они ему – вы в своём уме?, мы вообще-то таких услуг не оказываем, нет у нас такой практики. Он говорит – хоть и не похоже, но я вполне в своём, давайте обсудим, сколько денег? Они там посовещались, и в итоге оказалось даже дешевле, чем лимузин, и после ЗАГСа наша компания весело погрузилась в троллейбус и поехала по Садовому кольцу – как видите, с музыкой. Духовой оркестрик курсантов мой предприимчивый друг нашёл на Арбате, и вот так они разместились на задней площадке. Хороший был день.
  • Current Music
    Václav Neckář - Susanne
  • Tags