inkpoint (inkpoint) wrote,
inkpoint
inkpoint

Categories:
  • Music:

Дмитрий Куклин. Часть вторая: фотография - это ты.

 

         kuklind : Понимаешь, ещё какая штука: фотография – это вообще проще, чем о ней принято говорить. Тайн-то никаких нету вообще в фотографии. Вся технику можно изучить, но техника – это ни в коем случае не критерий.  Фотография – это ты. Помнишь, как в школе было: «Дневник – лицо ученика». По большому счёту, фотография – это то, что ты из себя представляешь, твой уровень восприятия, твои какие-то рефлексии на окружающий мир. А какая камера, какая техника – это вообще ни при чём, это иногда даже мешает и вредит. 

- Да, где-то была такая фразочка, что в каждой съёмке фотограф так или иначе снимает самого себя. 

- Совершенно верно, да. У Боба Михайлова была мысль – что когда мы смотрим в бинокль, мы подглядываем за внешним миром, а когда в фотоаппарат – за собой.  

- Может ли чужая фотография как-то очень сильно тебя впечатлить?  

- Может, конечно. Фотография – это не что иное, как приглашение к диалогу. Как хорошая литература, как хороший фильм – может впечатлить и быть созвучным.  Но беда в том, что в наше время оценка творческих продуктов свелась к словам «круто» и «прикольно».

И если фотография не крута и не прикольна, то вроде бы как её и нет для большинства. А на самом деле хорошая фотография не должна быть ни крутой, ни прикольной - это как в кинематографе. Вот фильм «Аватар» или любой такой блокбастер - он, наверно, крутой и прикольный.  А допустим, фильм «А зори здесь тихие» - он что, крутой?  Или прикольный?  

- А кстати, из других творческих областей – кинематограф, литература – что-нибудь на тебя влияет?  

- Влияет всё. Ты пришёл – влияет. В интернете нашёл чью-то галерею – влияет. А из кинематографа – вот, например, Джузеппе Торнаторе влияет. У него есть замечательный фильм – «Простая формальность», с Депардье. Очень рекомендую.

А в современном Голливуде не могу для себя ничего найти.  Я понимаю, что это некое развлечение, режиссёр меня развлекает, чтобы мне нескучно было просидеть этот вечер. Но он мне при этом ничего не даёт. Как на карусель – берёшь билет, адреналин получаешь, клёво, но ты же потом не вспоминаешь ещё год – ах, какая классная была карусель… Вот я против каруселей в творчестве, это не моё.  

  ************* 

Пойдём, покажу карточки – говорит Дима.  На свет извлекается стопка листов плотной акварельной бумаги. Я, конечно, ожидал нечто подобное, я знал, что это отпечатки большого формата, что это авторская печать, цианотипия.  Но начинаю смотреть – и понимаю, что Дима действительно делает чудо. Что по сравнению с этим все наши цифровые файлики – ноль и глупая фигня. Что только напечатанная на бумаге фотография – по-настоящему живёт. Что передо мной – магия.

Дима тонирует отпечатки чаем – и все листы благородного светло-коричневого оттенка. Эти листы притягивают, гипнотизируют, завораживают.  Эти листы начинают иметь надо мной какую-то власть. Именно тот случай, когда слова «клёво» и «прикольно» - совершенно не подходят.  

- А большой у тебя процент брака? Вот эти листы – это результат первой попытки или пятой-десятой?  

- Да почти всё. В помойку идёт очень много бумаги. И два одинаковых отпечатка тут просто невозможно получить. В начале было много работы с раствором, из тридцати листов оставался один, и только года через полтора выработалась какая-то стабильность. Но вообще-то руки у меня опускались много раз. Много раз думал: ну его на фиг, всё это… особенно когда что-то не получалось. Может, ну его в жопу, пойти просто купить увеличитель и заниматься традиционным бромсеребром.  Но сейчас начало получаться, и я уже могу какой-то результат печати прогнозировать.  

- Ты говоришь, что фотографии должны жить на бумаге. А какая дальнейшая жизнь у твоих отпечатков?  

- Я стараюсь печатать тиражом. Но пока никуда их не предлагаю, пока я технику всё же не отточил настолько… Пока работаю, изучаю процесс. Да и сама печать доставляет удовольствие, когда что то получается.  Я уже где-то около года ничего не снимал, потому что хотел сначала научиться печатать, а потом уже двигаться дальше. И вот на год с лишним я погрузился в эти технологии – печать, печать, печать…

Ненапечатанного – не существует. И я в какой-то момент понял, что я, оказывается, и не фотограф вовсе – а просто виртуальный какой-то тип, у которого ничего не существует… И захотелось всё-таки напечатать, восстановить справедливость.   И я за это понимание благодарен реальным и виртуальным знакомствам со "станковцами" - Каламкаровым, Железняковым, и со всеми авторами, самостоятельно печатающими, которые мне встретились в интернете и в жизни. Таких немало.  

- Да, ты меня убедил. Я и сам думал об этом, но из твоих уст звучит вдвойне убедительно.  Тогда ты ведь наверняка хочешь какую-то выставку, что работы полноценно существовали, чтобы не лежали просто у тебя дома. 

- Ну, выставку любой автор хочет. И желательно серьёзную, хорошую, чтобы за неё не было стыдно. Но у меня пока нет единого материала, к персональной выставке я ещё не готов.  

- Мне кажется, ты всё-таки слишком самокритичен. Неужели на выставку не наберётся?  

- Для совместных выставок по какой-то концепции – по цианотипии или портрету – да, есть что показать.  А на персоналку у меня не наберётся. 

 

- К тебе на съёмку приходят совершенно разные люди. Что тебе фотография помогла узнать про людей? 

- Видишь ли, какая штука: очень большой пласт людей я отсекаю до съёмки… А тот действительно узкий круг, с которым я общаюсь – это действительно прекрасные люди все. Я живу в некой такой иллюзии, что плохих людей не существует – что вокруг все такие яркие, самобытные личности. Что все разные, но плохих людей не существует в принципе. И в этой иллюзии я прекрасно себя ощущаю.      

Вообще моя  фотография - это рефлексия, переживания какие-то, страхи, комплексы мои личные.  Но я это стараюсь делать очень красиво,  и изначальный посыл – он про хорошее, скажем так.  

- А ты когда-нибудь для себя пытался сформулировать словами – что именно ты хочешь выражать своими фотографиями?  

- На словах не пытался, потому что слово – это в литературе.  А в фотографии – там же пластические решения… 

- То есть какие-то цели, задачи ты для себя на словах не определяешь ?  

- Нет, нет.  Нас ещё в школе учат по картинам писать сочинения – «Мартовский снег», «Девочка с персиками»...  Об этом писать – это же совершеннейший бред, там же пластически всё уже решено. Недавно скачивал бибисишный фильм «Гении фотографии», там вот эта фотография – не помню, чья – сидит девушка-еврейка с ребёнком и собачкой.  И голос за кадром: «Когда я смотрю на эту женщину, сталкиваюсь с ней глазами, она мне как бы говорит: - А чем ты можешь мне помочь? И тем самым фотограф предвосхитил холокост, угнетение евреев, вторую мировую войну…» И думаешь – так твою мать, вот откуда это? Прекрасно, если ты это сам с изображения считал, и эта эмоциональная нагрузка на тебя легла, но вот это всё проговаривать – это преступление.

 Вообще наверно не бывает такой фотографии, которая всеми бы считывалась одинаково. Если это не девка в купальнике с крылышками… 

- Какие-то недостатки ты видишь в себе, как в фотографе? Что бы ты в себе улучшил?  

- Ленивый я очень – это основной недостаток… Но я от фотографии к фотографии стараюсь что-то переосмыслить, изменить, сделать фотографию глубже. Если бы не было осознания недостатков, ничего не заставляло бы заниматься фотографией вообще. Сделал одну идеальную, уверен в ней – и всё, делай дальше все такие же, ты уже состоялся. А творческий рост – это постоянная рефлексия: что что-то не то, что-то не ухватил… Постоянная попытка что-то изменить. Илья Лис, мой питерский хороший друг, говорит, что творчество – это хождение в тёмной комнате с завязанными глазами. Как только ты начинаешь быть уверен, что ты крутой – всё, ты остановился. И на этом уровне ты и останешься. Самолюбование – это вообще самая губительная вещь.  

- Знаешь, я тоже заметил: все нормальные фотографы говорят: «мне ещё надо учиться, я ещё многого не умею,  я ещё только ищу…». А когда человек снимает всякую фигню – так из него частенько прёт эта самоуверенность: «всё у меня хорошо, я всё умею, я – отличный фотограф». 

- Самоуверенность – очень классная штука для коммерческого фотографа. Если ты будешь говорить «Я ничего не умею» - так тебя никто не закажет.  Тут надо говорить, что ты крутой… Но как я могу говорить, что я крутой, если у меня, да и у каждого из нас перед глазами есть какие-то примеры?  Если ты – крутой пейзажист, то кто такой тогда Ансель Адамс? Если ты крутой портретист, то кто тогда Колосов, Пинкава, Аведон?  

Хотя есть какие-то фотографические легенды, мифы… Для многих стиль журнала “Esquire” – это круто. А что там крутого, на самом-то деле?  Там эксплуатация банального приёма, крупноплановые физиономии знаменитостей с  перешарпом: каждый волосик в носу видно, каждую пору на коже… И получается, что любой человек, который хочет быть крутым, может эту технику освоить.  Торт «Наполеон» сложнее испечь, чем сделать такой снимок.  Тем более, что современные камеры практически не ошибаются по экспозиции, а если ты ещё чуть-чуть соображаешь и можешь поправить экспозицию – так вообще всё просто. На плёнке я тоже не понимаю, как можно по экспозиции ошибиться – диапазон широчайший.  

- А ты как-то рекламируешь себя?  

- Фоторесурсы, ЖЖ, вот сейчас мне друг хочет сайт сделать. Но опять-таки, сайт – это не предмет рекламы. Сайт – это попытка уйти из общего потока, в котором теряются фотографии. Есть прекрасная Катя Чаушева, болгарская фотографиня. Если её смотреть в общем потоке на фотосайтах – да она узнаваема, но весь её шарм теряется.  А когда ты смотришь её целиком, на одной странице, то вся её эстетика, атмосфера, приёмы, линии – всё это прекрасно считывается и ты это гораздо глубже впитываешь. Свой сайт – это попытка пригласить в своё личное пространство.  

- Наверняка каждый человек в определённом возрасте задумывается: «А что я сделал? Вот умру – и что останется?». Ты рассматриваешь фотографию как способ оставить после себя что-то вещественное?  

- Конечно. Поэтому и печатаю. Поэтому мне в печати важны архивные свойства, чтобы фотография пожила хотя бы сто лет. Но это не причина творчества,  причину вообще сложно сформулировать.  

- А давай попробуем сформулировать. Вот я тебе скажу: «Дим, да зачем тебе это, может не надо тебе этим заниматься?»  

- Может, и не надо… но это тот случай, когда ты не можешь этим не заниматься. То есть тебе становится физически плохо, если ты этим не занимаешься. Да, я год почти не снимал, зато я с головой ушёл в печать. И когда руки этим не заняты, физически ощущаю дискомфорт. Если ничего не сделал – плохо. Естественно, это не для фотосайтов и не для продажи – я пока ещё вообще ничего не продал, ни одного листа… 

- Ты отдаёшь отпечатки своим героям?  

- Я сразу отдаю диск с фотографиями, какие-то изображения у них остаются в любом случае.  Но я сталкиваюсь с тем, что большинству людей отпечатки в принципе не нужны. Иногда пересылаешь по почте маленькие JPEG-и, и люди потом даже не просят оригиналы – то есть это говорит о том, что люди в принципе не печатают. Пришла девочка, поснималась, и ей достаточно того, что она это покажет с монитора подружкам, она это у себя где-то разместит – и всё.  

- Ты знаешь, мне кажется, иногда надо просто насильно печатать и отдавать. Чтобы народ не забывал, что настоящая фотография – это на бумаге.  Вот ещё что хотел спросить: ты в прошлом году ездил на Белое Море, а где тебе ещё хочется поснимать?  

-  Да везде… На Белое море мы хорошо съездили, через Вологду, с палаточками. Север мне, конечно, близок по атмосфере, если о времени говорить – то там-то оно как раз остановилось, и очень давно. Но даже не важно, где снимать, - главное, чтобы было любопытство. Если любопытства нет, то куда бы ты ни поехал, нигде ничего не снимешь интересного.  

- Чуть не забыл спросить самый главный вопрос. Зачем тебе такая борода? Зачем тебе такая роскошная борода?  

-  Когда я в офисе работал, занимался торговлей, меня так от этого всего тошнило, что была мечта уйти из офиса, побриться наголо и отрастить бороду.  И вот – в кризис меня сократили и мечта сбылась. А сейчас преподаю фотографию в фотошколе, базовый курс новичкам.  График меня устраивает, работаю по вечерам. Деньги, конечно, не устраивают, зато есть свобода и возможность днём работать дома, а это дорогого стоит).

********************************************************************************************
первая часть интервью - inkpoint.livejournal.com/118369.html
Сайт Дмитрия Куклина - dkuklin.ru/
 

 

Tags: интервью с фотографом, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments