inkpoint (inkpoint) wrote,
inkpoint
inkpoint

  • Music:

Лица прошлого века, часть вторая. Про бабушку и дедушку.


Это моя бабушка. Я её очень люблю и иногда хожу к ней в гости на кладбище. 



А это дедушка. Воевал Финскую, потом Отечественную.  Три ранения, два ордена Красной Звезды, медали за оборону Ленинграда и Москвы. Войну закончил в 1943-м, после контузии. Что-то у него там вечно с начальниками не ладилось, так и вышел в отставку вскоре после войны майором запаса.  Я вот теперь думаю - может это у меня наследственное? 



 А это они вместе.


Тут можно много чего вспомнить из рассказов бабушки (потому что дед рассказывать о войне не любил).
  Конечно, может быть, в этих семейных преданиях что-то и приукрашено, но в основе своей, я думаю – правда. 

Бабушка рассказывала, как во время финской войны войска занимали оставленные финнами деревни. В печах ещё стояла тёплая еда,
 в погребах - всякие варенья и соленья, солдаты были голодные страшно, но есть было нельзя - боялись, что еда отравлена, потому что были такие случаи. 
Или то, как дед несколько дней водил свою роту по карельским лесам, пытаясь вывести часть из окружения.
 И вывел. А рота другого молодого лейтенанта, его товарища по училищу, которая попала в то же кольцо, так в этих лесах и сгинула.    

Или такую жуткую историю, которую я ни в каких фильмах и книгах не видел: финны прижали наши части к краю обрыва. Высота - в несколько этажей, внизу - камни, скалы,
 такой карельский ландшафт. Паника, люди начали прыгать с обрыва, сталкивать повозки, лошадей, всё это летело вниз...  И тела внизу потом лежали в несколько слоёв - те, кто прыгал первыми, разбились на камнях, а те, кто прыгал за ними - выжили, потому что падали уже на мягкие мёртвые тела. Дед упал, когда мёртвецы уже лежали в два слоя, поэтому отделался какими-то лёгкими ушибами.  

Или эпизод, когда под Ленинградом был приказ - взять такую-то высоту. Несколько дней эту высоту пытались взять,
 просто пехотой. Солдаты поднимались в атаку, бежали вперёд на пули и падали, недобегали просто до этой высоты. Одна часть умирала на этом поле, из резерва на передовую бросали новые части, и так - несколько раз. И вот, когда в этих окопах уже сидел мой дед со своими солдатами, и уже был отдан приказ о времени следующей атаки - как дед вспоминал, он уже попрощался мысленно со всеми, уже приготовился к смерти - на передовую приехал на тот момент командующий фронтом, тогда ещё генерал Жуков - и своим приказом эту атаку отменил. 

Написать ли о том,
 что дедушка на "гражданке" тихо работал в какой-то конторе, и всё больше пил? В 70-х моего отца вызвали куда-то там в особый отдел и, кроме всего прочего, сказали: "Мы знаем, вот ведь и тесть у вас пьёт". На что папа, мой тихий папа, ответил: "А это его личное дело. У него все ранения спереди, а не в спину". 
Да, дедушка пил,
 а я отмачивал в ванной роскошные цветные этикетки от портвейнов и наклеивал их в специальную тетрадочку.  

Написать ли ещё о том,
 что дед последние несколько лет был одноногим инвалидом, который уже не ходил, а только лежал, сидел и глядел в телевизор? Хотя пить и курить бросил сразу же после операции. Бабушка все эти несколько лет ухаживала за ним, как за ребёнком - мыла, выносила судно и утку. 

Написать ли, что в однокомнатной квартире в Ярославле мне до слёз хотелось смотреть все эти западные боевики и ужастики, которые в конце 80-х начали показывать по какому-то специальному трэш-каналу? А дедушка, который тогда уже был прикован к постели,
 орал на всю квартиру: "Выключи эту муть!"

И уже после смерти дедушки и примерно за два года до своей, бабушка собралась и поехала к себе на родину, в своё село Мурзицы,
 а это далеко, почти в Чувашии - проведать родственников, которых она несколько десятков лет не видела. А было ей тогда уже за восемьдесят. Это же надо. 

И
 именно бабушка действительно хотела понять - чем же там дышит внук. Какие книги читает, чем интеруется. "Вот ты всё какую-то музыку слушаешь, ну-ка, поставь-ка, я послушаю, что в этой музыке хорошего". И бабушка честно пыталась вникнуть.  Я вообще бабушке мог рассказать многое такое, чего никогда бы не рассказал родителям. 

Когда бабушка, уже наполовину парализованная, лежала в больнице, мы пришли к ней вместе с моим двоюродным братом.
 А его тоже зовут Саша. Бабушка была в сознании, разговаривала с нами довольно внятно, и я не сразу понял, что она нас то верно узнаёт и различает, то... путает. Смотрит на меня и спрашивает, как там мой сын растёт... Смотрит на брата Сашу,  и спрашивает, когда он из Москвы приехал и закончил ли, наконец, институт.  Хотя нас обоих, можно сказать, именно она вырастила. 
Я говорю: "Бабушка,
 ты жить-то хочешь?" 
  - Ой, Саша, ещё как хочу. Очень хочу! Но я в таком виде уже тут не нужная. Вот - положите меня на пол,
 заверните меня в ковёр и бросьте в Волгу!"

Очень скоро мы с братом несли бабушку по дорожкам кладбища. Я её теперь время от времени там навещаю. Прихожу,
 рассказываю, какие у меня новости, какие у меня разные сомнения и переживания. Бабушка же мне друг. 
Tags: архивариус, текст
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments