November 18th, 2010

случайный попутчик

      Недавно подошёл к нам мужик лет этак за сорок  – стоит, качается, в глазах тоска алкогольная, и прошлого в этих глазах намного больше будущего, а по всему видно – был когда-то красавец, остроумец и вообще человек неглупый. Пытается как-то с нами разговор завязать, шутки шутит, нам на него смотреть и смешно и грустно, а потом он вдруг сам себе диагноз и выдаёт: «А я ведь, ребята, всё думаю, что я молодой. Я думаю – я ещё ого-го… А мне ведь уже…  Вот она в чём беда-то…»  

      Но это так, к слову. Тот мой ночной собеседник, о котором я хочу рассказать, не был ни пьян, ни стар – ему тогда было, пожалуй, чуть за тридцать, и он был… слегка философ. Вроде тех странных персонажей, которые встречаются на пути героя в роуд-муви, возникают как бы из ниоткуда, как бы в никуда исчезают, и как бы подают герою какие-то знаки своими странными разговорами. По крайней мере, я запомнил его так.  А я был юн, беспечен, дальше, чем на сутки, ничего не загадывал, и каждая новая эмоция была сильной, каждая новая встреча была приключением.  Мы шли компанией по Москве, после какого-то важного и объединявшего нас концерта, и каким-то образом он вписался в нашу компанию, хоть был и постарше нас – как нам тогда казалось, заметно постарше.  Вы наверняка тоже встречали подобных людей – они, конечно, все разные, но в них всегда видно это желание - хоть вот так, хоть на вечер, через разговор, через тусовку с «молодёжью» вспомнить ощущение своей молодости.

      И он говорил мне примерно так:  «Я вам завидую – знаешь, почему? У вас всё по настоящему, всё в первый раз. У вас эмоции все свежие, потому что повторов не было. Тебе потом жизнь даст массу опыта, знаний, но ты за всё это будешь расплачиваться. Расплачиваться невозможностью что-то испытать так же сильно, как в первый раз. И это со всем так – с сексом, с музыкой, с путешествиями, да с чем угодно. Будешь пытаться что-то делать – а это будет уже повтор. Вот ты говоришь, в Крым летом с девушкой ездил. И тебе ведь офигенно было, я вот и завидую тебе, как ты первый раз в Крым вдвоём с девушкой. А потом – хоть в Крым, хоть на Новую Гвинею, всё равно – будет повтор. И с женщинами то же самое – это сейчас у тебя там наверняка шекспировские страсти… А потом ты будешь искать эту новизну, остроту – бац – а основные сценарии-то уже все отыграны. Нет, будет здорово, интересно, будет по-другому, а всё равно – сильнее, чем в первый раз, не будет.  И даже все ваши страдания, переживания – они прекрасны в своём роде, потому что ты потом разучишься так страдать. И это нормальный процесс, просто человек затвердевает, как дерево, корой прочной покрывается. Вот в чём штука: все самые сильные эмоции – они лет до двадцати пяти, а потом тебе будет всё этак ровненько и нормальненько.  Тебе, может, сейчас кажется, что так не будет… а ты попробуй запомнить. Может и вспомнишь наш разговор, когда тебе будет тридцать».  

    Я так и сделал. Обычно моя дырявая память мало чего держит, но монолог моего ночного спутника я помню, как будто это было на прошлой неделе. И как же он, чёрт возьми, оказался прав.

  • Current Music
    Belle and Sebastian - I Want the World to Stop
  • Tags