February 13th, 2016

кресты, звёзды и якоря



     Карелия, кладбище на острове рядом с посёлком Чкаловский. От материка остров мёртвых отделён небольшой протокой, в отлив она мелеет и её можно перейти вброд, метров тридцать по воде. Живые своих покойников переправляют либо на лодке, либо гроб несут на руках. И у меня даже была кощунственная мысль остаться там жить и ждать, когда кто-то умрёт - ведь это же должно быть уникальное зрелище. С тех пор иногда представляю - как это может происходить и как это может быть снято - камера почти с уровня воды, слева -  материк, справа - остров, мужики по колено в воде несут гроб через протоку.

Во-вторых, там те самые карельские цвета, вот этот блекло-голубой на оградках, эта рассеянная в воздухе синева. В одной вроде бы научной статье я встречал вполне прозаическое объяснение голубому цвету - дескать, в советское время голубую краску было проще всего достать, вот и родилась такая традиция, от дефицита краски. Но это бытовая скучная причина, я не верю.  Я думаю, что кресты и оградки красили в голубое, потому что это цвет неба. Они же на небо уходят.

В-третьих, вот он, лучший музей народной культуры: кресты мирно соседствуют со звёздами, а поскольку посёлок рыбацкий, то время от времени появляются ещё и якоря.

Collapse )

Что читают наши люди

    Еду я как-то в метро, рядом – тётенька, божий одуванчик с карманным ридером. Шрифт большой, и я невольно читаю на экране: «Абориген прыгнул и схватил рукой его отростки». Что за чертовщина?
Так началось моё новое и не самое этичное хобби – с тех пор я при первой возможности увидеть хоть строчку из-за чужого плеча, считывал фрагмент и записывал в блокнотик, чтобы потом по этой фразе найти в гугле саму книгу.
Вскоре у меня накопилась какая-никакая, а всё же статистика: сто книг, сто разных людей из метро. Удобно переводить в проценты. И вот что я вам скажу: две трети людей читают какую-то жуткую шнягу, которую и литературой-то назвать нельзя. Самая читающая нация, ага. Вопрос – что читают!

Есть ещё несколько занятных и даже неожиданных выводов.

Collapse )
  • Current Music
    Бигуди - Не знаю
  • Tags

Служба быта, Владислав


1.  Специальность

- Если вы обратите внимание, то сейчас на каждом углу – «установка батареек», «ремонт часов», а как таковых часовщиков сейчас крайне мало. В основном это вскрыть, батарейку поставить и закрыть – и то не каждый сможет закрыть… И ничего тут смешного нету, и калечат часы, и не могут закрыть, всё это бывает.

Люди несут старые советские часы; для одних это память, для других это подарок, для третьих – ещё какой-то смысл, как реликвия такая… Китайские несут, очень много китайских. Сейчас они дешёвые, доступные, а люди удивляются, почему так дорого стоит ремонт, если сами часы дешёвые. Несут и Японию, Швейцарию, чего только не несут.
Настенные часы очень редко приносят – например, я давненько уже давно не видел часы с четвертным боем, это когда каждые пятнадцать минут. Но встречал, ремонтировал.

Я училище заканчивал, профессионально-техническое училище номер 21, на улице Киевской.  Работал на заводе, «Ленремчас» был такой, а когда начало разваливаться всё это, начали мастерские закрываться, я три мастерских сменил. Потом ушёл вообще из часовщиков. Помытарился, поскитался, чем только не занимался и в 97-ом году вернулся обратно, открыл частную мастерскую, - с тех пор я только часами и занимаюсь.

Теперь, конечно, меньше людей ходит, к сожалению. Когда я работал в мастерских, у нас там очередь людей стояла, чтобы сдать часы в ремонт. И у нас в мастерской было так: отдельно приёмка была, отдельно мелкий ремонт, а были мастера, которые занимались только сложным ремонтом. Я в своё время поработал на всём:  и на мелком ремонте, и на приёмке, и чисто мастером. Но для того, что бы получить 120 рублей, допустим, мне надо было сделать 200 штук часов, примерно по десять штук в день. Это был план, и вот мы этот план перевыполняли.
А сейчас труд обесценивается. Тогда мы получали зарплату, но это всё равно выходило больше, чем сейчас.


Collapse )