July 30th, 2018

Грязные стены




     Грязное место и грязные надписи, и кто не хочет пачкаться – не смотрите, правда, листайте мимо.  Для меня же это тоже «уходящая натура», я – хронограф.  Подростком я это видел на стенах туалетов, а новое поколение – не увидит.

Все эти геи и прочие озабоченные типы уже давно ушли в интернет, и лишь наскальные рисунки и письмена говорят нам: это было. Первый раз я  заметил-рассмотрел это лет в 15 – и это было... волнующе.   Гомосексуальная  тема не привлекала – но впечатляло то, что все эти люди всерьёз оставляют свои послания в парковом туалете.  Крики своих желаний. То есть люди по-настоящему, серьёзно и искренне выводили маркером или ручкой свои запросы.  В этом было какое-то очень наглядное выражение инстинктов – животное, неприятно-пошлое и человеческое вместе с тем. Сейчас наверняка всё подобное есть на каких-нибудь форумах – но ТАК это уже не выглядит.

А тогда, подростком, я даже подумал, что наверно, в женском туалете тоже должно быть много объявлений – от женщин. Но нет, в женском отделении надписи были тоже только от мужчин.

Сейчас такие кирпичные туалеты уже исчезли, и надписи эти - это какая-то реликтовая дичь, которую никто не снял.

Кстати, мне до сих пор кажется, что геям даже проще найти разовый секс. Есть конкретный запрос и есть конкретный ответ – пожалуйста. Никаких денег, заметьте, никаких танцев с ухаживаниями и соблазнениями, договорились – и вперёд. Может быть, я заблуждаюсь.
Дорогие незнакомые мне гомосексуалисты – надеюсь, все ваши желания сбылись.


Collapse )
  • Current Music
    Joe Jackson - Citizen Sane
  • Tags

****


     А что – симпатично придумали эти маркетологи или кто там это придумывает. Вот только новостроечка эта выросла аккурат над нашим старым балашихинским кладбищем, и получилось по факту уже не Надмосковье, а Надмогилье какое-то. Мне же сразу вспомнилось это:

«Но некоторые трамваи шли в депо. На повороте у кладбища - трамвайщик говорил: иду в депо. Высаживал пассажиров на промежуточной остановке, где даже не было скамеек. И дальше пустой вагон, одинарный или сдвоенный, громыхал под мост, вниз. В глубину. В никуда.
Вечером это было особенно ярко - желто-красные чешские вагоны, красивые, как цыганские леденцы, проваливались в темноту, вот и не видно окон, вот и закрылись ворота.
Я смотрел и думал, куда они уходят. Пока не понял - куда.
Конечно же - в Подмосковье.
Никакого Нила Геймана с его Подлондоном я тогда конечно же не читал. Просто думал - пустые трамваи идут вниз, рядом с кладбищем, а кажется в самое его жерло. Значит там точно - Подмосковье.
А иногда туда наверное уезжают по ошибке живые люди. Я однажды видел, как все вышли, а один пьяный не вышел и уехал вниз.
И еще в газетах объявления: работа в Подмосковье, сдается дом в Подмосковье. Из тридцати таких объявлений наверняка двадцать девять настояшие, а одно... такое. Тайное.
Попал, как выиграл в лотерею и вместо работы или дома угодил в Подмосковье. К трамваям, талым водам по асфальту и в решетки стоков, к давленым гвоздикам и табличкам с именами и датами.»

Это из рассказа Феликса Максимова «Трамвай в Подмосковье». Он зачем-то иногда удаляет свои соцсети и публикации, но вот в этом месте рассказ есть целиком:http://yablor.ru/blogs/tramvay-v-podmoskove/855331