October 25th, 2018

О любви, страхе и смелости. Крапивин.

Евгений Медведев, иллюстрация к книге "Жуоавлёнок и молнии", 1982

     Эта любовь была почти тайной. Затёртые корешки Крапивинских книг в детской библиотеке становились целыми порталами в другую реальность. Эти потёртые книги уже тогда казались реликтовыми – их обложки и иллюстрации принадлежали тому, советскому, уже прошедшему времени. В этих книгах подростки по умолчанию были пионерами, и у них были какие-то внешкольные отряды – детская парусная флотилия, клуб фехтования…

    В моём Подмосковье никаких флотилий не было. Никакого фехтования, разве что секция карате (это в перестройку было модно). А в школе тогда случилась резонансная история – в так называемую «Ленинскую комнату» (где хранились все эти горны, знамёна и барабаны) проникли какие-то хулиганы, раскурочили там всё, что-то из техники спёрли, и кто-то насрал на столе.  Куча дерьма среди горнов и флагов знаменовала конец эпохи, на экраны вышел «Терминатор-2», никаким барабанщикам и горнистам в новом мире не было места.

     А Электроник, Петров и Васечкин, и даже трепетно любимая Алиса Селезнёва со всеми своими одноклассниками – все поехали на свалку истории;  все оказались милыми картонными фэйками; разница между киношными школьниками и настоящими моими сверстниками была уж слишком заметна и велика.

  Collapse )
  • Current Music
    Roger McGuinn - If We Never Meet Again
  • Tags