February 9th, 2021

****

31-го января взяли двух моих друзей. Девушке из Москвы дали 5 суток. Другу из Питера дали семь.
Я этих людей знаю хорошо, и они вовсе не экстремисты, не какие-то радикальные бунтовщики, и давно уже не подростки. Но в их характерах есть сильное чувство справедливости, которое не позволило им сидеть дома, остаться в стороне.

В то же время вижу, что для многих это всё происходит как бы за ширмочкой восприятия: наш мозг – великий обманщик, он найдёт сотню поводов не замечать. «Я политикой не интересуюсь», «Всё равно ничего не изменится», «В этой медиавойне никому нельзя верить»… Ну, ходят там где-то по улицам какие-то протестующие, ну и пусть их ходят… Я и сам примерно так же думал.

Но когда мирные безоружные люди выходят на улицы, а их крутит ОМОН, и следующую неделю жизни человек проводит в камере с общей парашей – это называется уникальным русским словом «беспредел». 
Люди выходят мирно протестовать против беззакония – и сразу получают беззаконие личное, персональное.  Чё, погулять вышел? Не согласен с чем-то? На, получи. Присядь на нары на неделю.

Кажется, власть сейчас делает всё, чтобы даже далёкие от активизма люди увидели настоящее лицо этой власти. Чтобы умеренно недовольные стали радикально протестующими.