inkpoint (inkpoint) wrote,
inkpoint
inkpoint

Category:
  • Music:

птицелов, королевич и другие

      Очень эффектный, интригующий и детективный трюк, превращающий всю книгу в сплошную литературоведческую головоломку - то, что ни одного из действующих лиц Катаев не называет настоящим именем. Каждому он даёт более или менее прозрачные условные прозвища. Таким образом, на страницах появляются: ПТИЦЕЛОВ, КОРОЛЕВИЧ, КОМАНДОР, КОЛЧЕНОГИЙ, СИНЕГЛАЗЫЙ, ЩЕЛКУНЧИК, КЛЮЧИК, МУЛАТ, БУДЕТЛЯНИН и прочие странные личности. Некоторых можно угадать, пусть и не сразу, другие же упорно хранят тайну своего имени.

     Книга - лоскутное одеяло, на первый взгляд - хаотичные, на второй - скреплённые чёткой внутренней логикой воспоминания Валентина Катаева о поэтах и писателях 20-х/30-х годов. О всех тех ныне классиках, которые тогда были ему современниками - воспоминания без глянца, без бронзовой посмертной безупречности. За загадочными именами скрываются Мандельштам, Маяковский, Асеев, Пастернак, Есенин, Олеша, Бабель, Багрицкий, Булгаков, Хлебников, Ильф и Петров и прочие. Все они в этой книге - живые люди, со своими странностями, причудами, недостатками. 
     
Впрочем, по выходу книги (1978 год) критики упрекали Катаева в непочтении к памяти покойных и клевете, на которые мёртвые классики уже не могут ответить. Тем более что многие из этого списка ушли в мир иной рано и трагически, а Катаев сделал успешную карьеру советского писателя, одобренного властью. Кто-то даже написал, что, мол, Катаев "из десяти терновых венков сплёл себе один алмазный". Другие наоборот - восприняли книгу как ценнейшую документальную хронику людей и времени, и я тоже не заметил там никакого яда или скрытой зависти. Видно, что творческий дар, талант человеческий для него первичен, а бытовые слабости, черты характера - совершенно не главное и простительны в силу таланта.  
      Литературоведы сразу бросились заниматься разгадками тайны имён и проверкой подлинности тех или иных упомянутых в книге историй, и обнаружили множество неувязок, противоречивых и сомнительных фактов, малых и больших неточностей. Эти исследовательские выкладки есть в интернете и тоже читаются как отдельный детектив. С одной стороны, вполне возможно что в памяти 80-летнего писателя многие пространственно-временные координаты сместились, а с другой стороны, некоторые эпизоды похожи на сознательную мистификацию со стороны автора. Словом, изысканная головоломка. 

      Но главное в книге даже не это. Главное - язык, манера письма, искусство обращения со словом. Катаев сам из этих, из ровесников века и мастеров. Что мы все читали катаевского по школьной программе - "Сын полка", "Белеет парус одинокий" - всё не то, не о том и не того класса. А вот "Алмазный мой венец" - литература с большой буквы, литература, которую даже не получается читать быстро - она требует чтения медленного и неспешного. Рекомендую. 

 

Tags: текст
Subscribe

  • ****

  • ****

  • ****

    Портрет юного героя подземных переходов. Ник пел “ Karma Police ”, но как-то очень по-своему, не цепляясь за оригинал –…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments