?

Log in

No account? Create an account
entries friends calendar profile InkpointФотоВыставка Previous Previous Next Next
для детей и юношества - Александр Савельев - ФотоХроника -
inkpoint
inkpoint
для детей и юношества
Республика ШКИД
Дневник Кости Рябцева
Кондуит и Швамбрания

Что ещё есть похожего?

Подростковые книги, написанные у нас  в первые годы после революции. Именно не детские, а подростковые – это важно.  У них схожая судьба: все они были популярны тогда, все они были негласно запрещены и долгое время не переиздавались, да и теперь неочевидны для подростков нынешних.   «Республике ШКИД» повезло – она вернулась через всенародно любимый фильм, а вот «Дневник Кости Рябцева» до сих пор неочевиден – а это же одна из лучших подростковых книг вообще.

Что эти книги объединяет, во-первых – так это то, что их герои – неустроенные, шаткие, ищут. Там есть эта потерянность-растерянность, поиск.

Если сравнить, то в мире Гайдара изначально тёплые краски. И чётко разлинована система координат «хорошо/плохо». Хороший Тимур с командой строит штаб, и девочка есть, дочка красного командира,  а Квакин – хулиган. Есть основа, на которой всё построено.

А в «Кондуите» – мальчики из хорошей семьи взрослеют вместе с революцией. Вполне такие интеллигенты, дети врача Лёва и Ося.  И вроде бы декларируется там всяческое принятие нового времени – но всё равно в книге взгляд не участника, а «попутчика». Они сомневаются, эти интеллигенты хлипкие.  И пусть на последних страницах повзрослевшие герои искренне хотят  участвовать в новой жизни – но как раз в жизни,  в реальности, младшего брата Осю, так любовно прописанного братом в книге, расстреляют в 1938-м.

В «Дневнике» и «Республике» и того круче, герои – неблагополучная уличная шпана.  И тоже они не одномерные, нелинейные, сомневаются. И так же одного из авторов «Республики» арестуют и он умрёт в тюрьме, а книга будет негласно запрещена на четверть века.





Во-вторых – во всех этих книгах есть прямой слепок времени, выраженный в самом словаре. Это видно во множестве мелочей, упомянутых в «Кондуите», (игры, бытовые вещи, фрагменты реклам и объявлений, всяческие приметы времени). Эти вещи и понятия были знакомы и ясны любому  тогдашнему школьнику, но очень смутно читаются из 21-го века, вплоть до самого слова «Кондуит».

«Дневник Кости Рябцева» тоже мог появиться только тогда, в 20-е.  Это потом пришло время плоских Гайдаровских героев. А Костя мучительно решает «половой вопрос», воюет со шкрабами, марафет-макуха, всё по-честному. То есть как видел учитель Огнев своих подростков, так он их и прописывал.

Автор «Дневника» умер сам, и тоже в 1938-м, и книга – яркая, неприглаженная, неудобная, оказалась не нужна и тоже не переиздавалась очень долго. И там тоже – язык, ох, какой там язык.  Вот:



10 августа.

Сегодня на футбольной площадке Юшка Громов ни с того ни с сего начал
звонить насчет Никпетожа и Стаськи. Это было уже прямое безобразие, потому
что среди футболистов далеко не все - наши школьники, и поэтому я сказал
Юшке, чтобы он перестал бузить.
- А что ты мне сделаешь? - спрашивает Юшка.
- Рожу растворожу.
- Попробуй, - говорит Юшка.
Я пробовать не стал, а сговорился с Колькой Палтусовым, который играл
правого края за третью команду, и мы решили Юшку подковать. Вышло это так:
когда форварды третьей команды повели мяч, то Колька Палтусов погнался за
Юшкой, а Юшка, по обыкновению, стал водить. Тут я, под предлогом принять
мяч от Юшки, рванулся ему под самые ноги и загородил дорогу, а в этот
момент налетел сзади Колька да как трахнет Юшку по самой бабке, Юшка - с
катушек и заорал не своим голосом:
- О-о-ой! Это я знаю: Рябцев нарочно меня кует, сволочь этакая!
А все видели, что подковал его вовсе не я, так что никто не обратил
внимания, только Кольке капитан сделал выговор за грубую игру. А Юшка не
мог сам идти, так как нога у него была вдребезги расшиблена и распухла, и
его ребята потащили домой на носилках.
Потом, когда мы с Колькой шли домой, он мне говорит:
- Дото.
А у нас, по условию, спрашивать объяснения телеграфвыражений нельзя.
Каждый должен догадываться сам. Я ломал-ломал голову, но что это за "дото"
такое, никак не мог додуматься.
- Дорогой товарищ? - спрашиваю.
- Нет, - отвечает Колька.
- Добрый товарищ?
- Да нет. Как же ты не понимаешь? Доволен тобой.
Тогда я решил Кольке отплатить и, пока шли, всю дорогу придумывал.
Стали прощаться, я ему и говорю:
- Верзавок копал.
- Чего ты копал? - рассеянно спрашивает Колька.
- Да ничего я не копал, а верзавок копал. Это я с тобой прощаюсь.
Ну-ка?
Колька думал-думал, а потом выпалил:
- Вера завидует Калерии Павловне.
Тут я расхохотался:
- Какая такая Вера? Откуда ты взял Веру? Да еще Калерию Павловну
какую-то приплел. При чем здесь Калерия Павловна?
- Это у меня тетка такая есть. Не мешай. Она на барахолке брюками
торгует. Это, может, собственное имя: Верзавок?
- Нет, не собственное. Это - телеграфное слово.
Увидев, что Колька не может отгадать, я показал ему нос и хотел было
идти домой. Но Колька со страшным любопытством пристал ко мне, чтобы я ему
все-таки сказал. Я долго не хотел, потом мне надоело, и я прямо в лицо
Кольке отчеканил:
- Верен заветам Октября, Колька Палтусов! Вот что значит: верзавок
копал! Не дото.
Так я его перекрыл.

Метки:
Музыка: Алексей Рыбников - Песня охотника

2 комментария or Оставить комментарий
Comments
itatvas From: itatvas Date: Февраль, 20, 2016 11:33 (UTC) (Ссылка)
Хм. Вкусно написал! "Дневник" прям захотелось сразу прочитать.
peters2012 From: peters2012 Date: Февраль, 20, 2016 12:57 (UTC) (Ссылка)
да, слепок времени. устрашающий.
2 комментария or Оставить комментарий