inkpoint (inkpoint) wrote,
inkpoint
inkpoint

  • Music:

текст

   Когда деревья были большими, а трава – зеленее, когда взгляд ещё замечал трещины на асфальте и отражения в лужах, когда весь мир казался полным ещё не открытых возможностей, большим и непознанным – женщины были совершенной загадкой. С дрожью в руках украденная из книжного магазина брошюра по половому воспитанию, как бы невзначай упавшая на самое загадочное место рука Данаи или Венеры, журнальные картинки с рекламой нижнего белья, женщины в купальниках на пляже – всё будило воображение и инстинкты, и только ещё больше запутывало. Воображение и логика вещей подсказывали, что у женщин тоже должно быть на этом месте что-то выпуклое. Что-то другое, конечно, совсем другое, но что-то же должно у них там быть! Подростковый взгляд жадно ловил какие-то очертания, складки, тёмные треугольники под мокрыми купальниками одноклассниц в бассейне – и было совершенно не понятно, что там. Схемы влагалища в разрезе – из той книжки и из медицинской энциклопедии нисколько не проясняли ситуацию. Что такое «большие половые губы»? А что такое «малые»? Где-то же это всё должно быть - а где это тогда у купальщиц на пляже и гимнасток в телевизоре? Совершенно непонятно…
  
Когда мои руки первый раз на ощупь пытались узнать тайну, - это было очень захватывающе и очень медленно. Я боялся спугнуть. В подъезде на лестнице я обнимал её – как это сказать по-русски? – сзади, целовал в шею, а пальцы медленно ползли вниз – под джинсы, колготки и трусы. Мне было шестнадцать, ей было четырнадцать. Очень медленно. Вниз. Потом начались волосы. И продолжались довольно долго – так, что опять пришла волна недоумения – где же ЭТО? Потом под средним пальцем почувствовалась какая-то ложбинка, и она тоже тянулась бесконечно, но я уже понял, что она не вырвется, не отстранится, что здесь и сейчас всё уже можно, а потом под пальцами подалась и  открылась эта горячая влажность, и хоть я по-прежнему не понимал, где там малые губы, а где большие, всё уже стало проще.
 
   Теперь всё совсем просто и понятно. Личный опыт и гигабайты отсмотренных порнороликов авторитетно утверждают: ни у кого не вдоль, у всех поперёк. Эротические желания, которые казались невозможно запретными и невыполнимыми, сбылись и выполнились. Отстояны вечера под окнами первой любви. Отбеганы и отъезжены километры в электричках и маршрутках – в захватывающем движении навстречу, на встречи с другими любвями и увлечениями. Пройдены и выброшены на мусорку памяти случайные связи – пьяные, глупые, за которых было иногда стыдно наутро, но которых так хотелось вечером.
   И секс тоже становится предсказуем. Самое интересное и волнующее – в начале, в первых ночах и встречах, а потом её тело становится знакомым и слегка скучным. Не удивляет. Всё уже знаешь – где там малые, где большие, и как она кричит, и как она пахнет. Но это понятно, - наверно, так и должно быть. Интересно другое: вот, допустим, у меня есть – как это называется – «близкий и любимый человек». И я её касаюсь, я её обнимаю, она чувствует моё дыхание, мои руки, я чувствую её прикосновения и дыхание. Души встречаются на кончиках пальцев и прочая романтика. Я смотрю – и вижу в наших глазах, в наших движениях красоту и гармонию. Я чувствую близость и нежность. А потом нежность неизбежно обращается в похоть, и в этого близкого и любимого человека я вставляю член и начинаю им ожесточённо двигать туда - сюда. Близкому и любимому человеку это очень нравится. Но никакой красоты, никакого волшебства в этом уже нет. Есть только два потных тела на простынях и однообразные движения. Только что, просто держась за руки - мы были близки. А когда происходит собственно секс – мы уже не мы, а просто животные гомосапиенсы в предвкушении оргазма.  А потом – как будто долго был под водой и вынырнул. Жадно глотаешь воздух, дышишь тяжело, как спортсмен, выложившийся на дистанции и упавший сразу за финишем. Возвращается сознание. И какая бы ни была гамма чувств – и благодарность, и нежность, и гордость обладания - к самым лучшим чувствам примешивается лёгкое разочарование – как, неужели вот этого всего мы так хотели? Неужели это и есть такое необходимое нам проявление любви? Ждешь чего-то вообще сверхъестественного, выхода на другую грань, перехода в какое-то другое состояние, - а тебя просто выкидывает обратно, на потные простыни трезвеющего сознания.  И трезвеющее сознание говорит – нет в этом никаких чудес, тем более нет в этом никакого счастья, это просто секс. А счастье на пару секунд мелькнёт, когда мы утром после секса будем пить кофе.
 
Tags: текст
Subscribe

  • Современники и вневременные

    Вот как, оказывается, это бывает: живёшь-живёшь, и вдруг замечаешь, что вокруг тебя на улице – люди из другого времени. Они чуть иначе…

  • в поисках Гобса

    Ярославль, середина нулевых, я иду по местному Арбату - улице Кирова, и вижу Гобса. У Гобса странное лицо: чем-то красив, чем-то неприятен. И…

  • Лучшие друзья девушек (лонгрид)

    Точно помню: в конце 90-х слова вроде «вибратор», «секс-шоп», «БДСМ» казались очень развратными и очень…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Современники и вневременные

    Вот как, оказывается, это бывает: живёшь-живёшь, и вдруг замечаешь, что вокруг тебя на улице – люди из другого времени. Они чуть иначе…

  • в поисках Гобса

    Ярославль, середина нулевых, я иду по местному Арбату - улице Кирова, и вижу Гобса. У Гобса странное лицо: чем-то красив, чем-то неприятен. И…

  • Лучшие друзья девушек (лонгрид)

    Точно помню: в конце 90-х слова вроде «вибратор», «секс-шоп», «БДСМ» казались очень развратными и очень…