inkpoint (inkpoint) wrote,
inkpoint
inkpoint

Categories:
  • Music:

Битов vs Довлатов

 
     Довлатов - фигура, ему даже памятник поставили, тут не поспоришь. Но чем больше я читал Довлатова, тем сильней росло недоумение – откуда эта всенародная любовь к нему, откуда эта мода последних лет, благодаря которой он теперь в людских головах – чуть ли не главный писатель эпохи?
     Подумал и понял.   Довлатов – это прекрасный рассказчик бытовых анекдотов. Он остроумен и в меру философичен, он в целом доходчив и дружелюбен к читателю, практически свой парень, сосед по купе. У него, как говорится, низкий порог входа – начинаешь читать, сразу же втягиваешься, читаешь и думаешь – «Ах, шельма! Во даёт!» И у него постоянно несовершенные какие-то персонажи, все такие бытовые, все такие со своими мелкими щербинками и слабостями; у каждого своя дырка на носке или пятно на подкладке. И потому каждый мало-мальски интеллектуал и мало-мальски циник узнает в героях Довлатова себя и своих знакомых, а главное – найдёт желанное подтверждение тому, что мир достоен циничной усмешки, а людишки несовершенны и смешны.

   И это сделано было с большим талантом, опять-таки, спору нет. Но я что-то ни разу не встречал у Довлатова выхода за рамки таких вот бытовых баек, за стекло такого даже несколько ограниченного и мещанского взгляда на людей и их отношения. Как будто он сам был несколько слеп, и не видел в мире более тонких граней.

   Битов, как почти все сейчас отмечают в некрологах,  был действительно разный. Ранние его вещи по-шестидесятнически свежи, исполнены молодого азарта и вольных стилевых экспериментов, местами уморительно смешны – этаким лёгким пересмешничеством, и не без иронии тоже.   В зрелые его книги «заходить» уже на порядок сложнее – они многослойные,  многомерные, сделаны из плотной ткани.  И там вас сразу на входе встречает изощрённая архитектура текста, которая как бы сразу читателю сообщает:  «Не спеши. Медленнее.  Я – текст».

    Битов тоже был циник, и ещё какой. Но его цинизм был скорее поэтического толка,  такой, который проистекает из «ума холодных наблюдений и сердца горестных замет». И он крепко компенсировался взглядом на мир, как на место, исполненное многих чудес.
У Довлатова – всё прозаично, у Битова – всё пронизано поэзией.
    Читаешь – и у тебя дух захватывает от того, как человек может всматриваться в природу людей и вещей, и как он рассказывает об этом.
    Читаешь – и видишь, что люди хоть и несовершенны, но в человеке заложен космос. И в бытовых вещах можно увидеть бесконечность смыслов и связей. И в том, КАК это сделано, КАК это написано – тоже видишь подтверждение силы разума человеческого, если уж некто может ТАК писать.

    Только сейчас увидел параллель в мемориальной статье Дмитрия Быкова:  «Битов вел себя с той свободой, какую может позволить себе человек, уверенный в своей уместности. То есть человек, шире говоря, уверенный в том, что есть Бог (и доказательства этого обнаруживаются в себе, в своей несомненной творческой способности и сложности, а не во внешнем мире, который обычно ненадежен)».

     Возможно, нет никакого смысла сравнивать этих двоих. Просто на фоне повальной довлатомании хочется напомнить, что в том же поколении, в то же время у нас был мастер уж точно не меньшего калибра.  Он, между прочим, сам памятники ставил – Чижику-Пыжику и Пушкинскому Зайцу.   Поставят ли ему самому, где-нибудь на любимой его Петроградке ?
Tags: текст
Subscribe

  • ****

    СПб, 2020

  • ****

  • ****

    Всякий фотограф - в некотором смысле коллекционер. Я недавно заметил, что начал коллекционировать окна - примерно такие, с деревянными рамами и…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments