inkpoint (inkpoint) wrote,
inkpoint
inkpoint

Categories:
  • Music:

Юность прошла – IVа


   Вводная параллель с музыкой; смотрите, как изменилось отношение к нашей эстраде 80-х: долгие годы всё это казалось никому не нужным нафталином, «совком», бабушкиным хламом на антресолях – а теперь чуть ли не все молодёжные герои крепко подпитываются эстетикой 80-х, транслируют эту эстетику во всевозможных референсах. Неуклюжие клипы советского телевидения, записи «Утренней почты» и «Песни года» ещё недавно были уделом ностальгирующих пенсионеров, – теперь же эти архивные видео набирают многие тысячи просмотров, а модный комик Лапенко помещает своих героев в квазисоветскую реальность и взлетает в топ.


Может ли этот тренд отозваться в литературе? Будут ли переизданы забытые тексты 80-х? В подшивке журнала «Юность» за 1980-й год мне встретилось несколько сильных текстов, совершенно не достойных забвения. Я хочу о них рассказать. Серьёзно.


* Анатолий Макаров – «Футбол в старые времена», рассказ
Вышел в одноимённом авторском сборнике в 1981-м, не переиздавался.


Жемчужина. У меня дух захватывало. Сам язык и словарь таков, что с первых абзацев понятно – это не проходное, это настоящее. Мастерски, кинематографично прописанные воспоминания о московском детстве в начале пятидесятых, живое окно в ту эпоху. Смелость писать сложносочинёнными предложениями, втягивать читателя в свою авторскую манеру, не упрощаться. В 1980-м Макарову было 40 лет – о, если бы сейчас кто-то из моих сверстников на том же уровне рассказал о детстве нашего поколения…
И если вы помните хороший фильм «Человек с аккордеоном» (с Золотухиным в главной роли), то он снят по одноимённой повести Анатолия Макарова. Были и другие книги (последняя вышла в 2007-м), и до сих пор 80-летний Макаров время от времени пишет эссе для «Литературной газеты».
Из интервью:  «Тогда было очень интересное по-своему время. Нельзя было писать обо всем, что ты думаешь, но можно было писать хорошо».





* Евгений Шатько – «На практике», рассказ.
Вошел в книгу «Пятеро на леднике», 1981, не переиздавалась.

Вот это как раз про геологов-романтиков – бодро, живо, короткая зарисовка: юный студент-геолог попадает в тайгу и знакомится с двумя старожилами, бывшими местными сидельцами. Тёртые жизнью мужики, умелые, не дураки, и работа бы им нужна, и студент из лучших побуждений обещает им работу в геологическом отряде, вот только решать это не ему, а начальнику экспедиции. А начальник по своему опыту знает, что это в принципе невозможно, не берут таких. Отказывает. Вот и получается - романтика, да не та. Не совсем про геологов.

Евгений Шатько по образованию был сценаристом, стиль его лёгок, зрелищен и остроумен (мне раньше попадалась другая повесть, ощущения схожие). Был довольно известен, но рано умер (1984), а там уже и перестройка, и в новом времени почти ничего не переиздавалось. В сети висит любовно сделанный, но кажется, уже заброшенный сайт его памяти - http://www.shatko.ru/eugeny_shatko/texts.html




* Феликс Ветров – «Картошка в натюрморте», повесть.
Издана в 1982-м, не переиздавалась.

Повесть о выборе между бытовым и творческим. Герой – студент художественного училища, но уже возрастной студент, бросивший ради учёбы прежнюю специальность. И у него вечные вопросы: талант я или пустое место, для этого я сделан или сам себя дурачу, и как этим зарабатывать, продаваться или быть верным себе… Плюс багаж мужчины за тридцать: бывшая жена и дочь в другом городе, и алименты им надо, и жить и краски покупать на что-то надо, и вот эта подвешенность человека, который вроде бы отказался от понятной «земной» работы, но и в творчестве себя ещё не реализовал, болтается этак между землёй и небом, на том крючке, что кажется ему призванием, но запросто может оказаться миражом.

Феликс Ветров с 1998-го живёт в Германии, опубликовал своё наследие на «прозе.ру», и один из последних комментариев от него там такой:

«К сожалению, дела мои не самые лучшие: третий год упорно борюсь с раком простаты, прохожу лечение сильнейшими гормонами и надеюсь, что они помогут и отодвинут смерть. Настроение почти всегда хорошее, просветлённое, полное оптимизма, и это действительно здорово помогает во всех смыслах.
Еще раз спасибо за такой тёплый волнующий отзыв.
Прочтите, коли будет время и настроение, ещё что-нибудь из моих вещей на портале Proza.ru. Обнимаю Вас, Феликс»






* Владимир Амлинский – «Конкурс», рассказ
Издавался в различных сборниках, последнее издание - 1984

Тематика схожая: молодые ребята поступают в художественное училище. Зарисовка на четыре страницы. Просто хороший рассказ, не блестящий, но у Амлинского есть мастерские вещи о подростках: «Нескучный сад», «Тучи над городом встали» и прочие, я ими зачитывался – но всё это теперь тоже букинистика. Амлинский был постоянным автором «Юности» и безусловной фигурой в литературе, но умер в 1989-м, в новое время не попал, и кажется, с тех пор вышло лишь одно переиздание в безвкусной обложке.






* Андрей Яхонтов  - «Светофор. Цвет жёлтый», повесть.
Издана в авторском сборнике в 1987-м, не переиздавалась. 

Повесть о жертве собственного прекраснодушия. Герой никак не в силах отказать тем, кто просит от него какого-то участия и помощи, и он всё разбирается с какими-то делами прочих людей; и близких, и случайных встречных, а со своей жизнью разобраться не успевает и не умеет. Впрочем, опять-таки, прелесть тут не только в сюжете, а в том, как написано.
А написано изящно, иронично, метко – и весьма критично по отношению к окружающей советской реальности (если читать между строк). 


Остроумец Яхонтов в 90-е станет известен как драматург и писатель: «И эту дуру я любил», «Учебник жизни для дураков»


_________________

Конечно, логично рассудить, что если эти вещи не прошли естественный отбор временем - так и поделом, туда им и дорога, всем этим книжкам… Но ведь забыты они оказались не потому, что плохи; не потому, что ниже какой-то планки литературного качества. А потому, что время быстро и сильно изменилось и пропал адресат – молодой человек из позднесоветской реальности. Книги хорошие, а читать их теперь - некому.

С другой стороны, если сейчас идёт такой ренессанс, если снова в моде эстрада тех времён, если люди смотрят «тёплое-ламповое» наше кино тех лет, если даже художники-соцреалисты извлекаются нынче из музейных запасников и оказываются вовсе не так плохи, как было принято считать, - то почему это не происходит с литературой?


P.S. Даже если не ограничиваться литературой для юношества, то кто из позднесоветских писателей прошёл «тест временем»? Кого сейчас переиздают и читают? «Несоветских» эмигрантов Довлатова и Аксёнова? Исторические романы Пикуля? Кого ещё?

Tags: текст
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments