inkpoint (inkpoint) wrote,
inkpoint
inkpoint

Category:
  • Music:

Юность прошла - IVb



Продолжаю путешествие по страницам "Юности".
Юрий Аракчеев – «Фантазёр», рассказ, не переиздавался.

И совершенно зря. Потому что там – очень о важном в жизни каждого пацана, о мучительной тренировке смелости. Подойти к незнакомке или пойти дальше? Ответить этим парням или проглотить обиду? И, конечно же, о том, что в мечтах у героя всё это легко получается, а в жизни – всё через страх, через боязнь отказа и позора.

Как бы я был благодарен писателю Аракчееву, если бы этот рассказ попался мне в 15-25 лет!

Потому что о таких аспектах борьбы с самим собой, о таком «воспитании характера» советские литераторы почти не писали. Вспомните: в советских книгах и фильмах герой знакомился с девушкой как бы не по своей инициативе, а по воле случая. Через какую-то сюжетную зацепку, сталкивающую обоих, через какой-нибудь трюк, придуманный автором, - мол, всё, голубчики, не отвертеться.
А вот такое знакомство - когда герой украдкой посматривает на девочку в метро, потом идёт за ней следом, и всё не находит в себе решимости и нужных слов, а потом всё же подходит и сбивчиво говорит какие-то глупости, - где это описано?


Конечно же, в совлите была масса сюжетов про закалку характера – но это всё либо про подвиги былинных пионеров-героев и юнармейцев, либо про какой-то нравственный выбор и подвиги в труде. А если и затрагивалась тема уличной шпаны – то хулиганы были очень картонные, легко перевоспитывались, смотрелись в итоге несерьёзными проказниками, а положительному герою не положено было сильно бояться – условный Тимур легко и смело вступал в битву со злом.

Кажется, из советских писателей для юношества лишь Крапивину иногда удавалось приблизиться к правде, обрисовать подлянскую сущность уличной шпаны и страх «хорошего мальчика» перед хулиганами - насколько это было позволено в той литературе. И вот такой достоверный рассказ о том, что творится в голове у мечтателя, когда его окружает уличная шпана, это редкость:

«И появилась вдруг странная двойственность в сознании Алексея: первая, как бы близкая его часть была здесь, вот тут, в кольце, где он чувствовал себя ужасно, отчаянно, и спасения не было, животный, нерассуждающий страх сковал тело, к горлу подкатывала тошнота, и неприятная, дрожащая какая-то слабость была в низу живота и в коленках, – а вторая, как бы дальняя часть сознания видела всю картину со стороны, витала над ними где-то: людная площадь, освещенная спокойным вечерним солнцем, он, Алексей, в кольце пяти, монета, лежащая на асфальте у его ног, высокий парень, стоящий перед ним, остальные четверо вокруг. Эта дальняя-дальняя часть сознания с пронзительным, олимпийским каким-то спокойствием видела все, и, казалось, ехидно посмеивалась…»

Впрочем, мне и сейчас есть, кому адресовать благодарность – писатель Юрий Аракчеев жив, ведёт персональный сайт, жж и канал на «Дзене» и называет себя «писателем-невидимкой», поскольку в новом времени ему приходится публиковать себя самостоятельно, в интернете.  Очень интересная личность, примечательная – объездил полстраны на велосипеде, крепко увлекался фотографией, снимал природу и ню (!), устраивая подпольные показы слайдов для узкого круга…
Я теперь иногда читаю тексты на его сайте и думаю – может, он и не безупречен в слоге, но он – живой и мыслящий, личность!

Tags: архивариус, текст
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments