Category: город

Category was added automatically. Read all entries about "город".

интро

Меня зовут Александр Савельев.

У меня есть пара фотокамер, чувство прекрасного и ещё несколько чувств.

Продолжаю вести ЖЖ с упорством истинного ретрограда и сектанта. Как сказал один мой друг: "Саша, у тебя там бывают клёвые фотографии, потом фотографии кладбищ, потом голые женщины, потом тексты о том, что ты опять что-то не понимаешь в этих женщинах. Потом опять клёвые фотографии". Всё так.  

Некоторые вещи, которыми горжусь:

http://rasf2.fotoproekt.ru/port/msk/ru/school/courses/history/
https://www.soyuz.ru/articles/567
http://les.media/articles/367108-lyudi-poberezhya

Подборка различных кадров:


Мой журнал по истории фотографии:


Профили в сетях:

****


Незнакомка в метро. Как-то даже уютно было в том многолюдном метро и можно было мечтать об островах.

в колготках или без

Колготки или голые ноги?

я женщина, колготки
1(8.3%)
я женщина, голые ноги
2(16.7%)
я мужчина, голые ноги
7(58.3%)
я мужчина, колготки
2(16.7%)

Вопрос - опрос, как из глупых пабликов:

Девушка в юбке или платье, тёплая погода, городская среда.  Как вам кажется эротичнее – в колготках или без?  Очевидный вариант «зависит от остальной одежды» - не считается.

  • Current Music
    Paul McCartney - Tough On A Tightrope

мистический трип

     На днях случилось переживание, спасибо музыке. Еду в метро, почти пустой вагон, напротив – три девочки лет 12-ти, что-то там шутят, смеются… Я обычно в метро читаю, а тут решил просто послушать плеер. В наушниках возникли какие-то средневековые монахи – Аллилуйя, аллилуйя… Я закрыл глаза и откинулся назад.

И на перегоне между Адмиралтейской и Спортивной я вдруг ясно увидел, что весь наш вагон уже парит над землёй, стремится вперёд и вверх среди плотных белых облаков, и что девочки эти, и прочие пассажиры, и я – все мы оторвались уже от всего здешнего и возносимся – выше, выше, в сладкую и страшную неизвестность.  И пусть так. Если это будет так – пусть так.

На эскалаторе монахов сменил Маккартни – но он нисколько не помешал, тем более что эскалатор тоже нёс меня вперёд и вверх.  На улице начался Питер Гэбриэл, и именно та вещь, в которой тоже есть подъём – от скорби до радости и свободы.

Внешне ничего не случилось – я просто вышел из метро, сел в автобус, проехал четыре остановки, шёл дальше…  Но эти 15 минут превратились в настоящий мистический трип. Я был весь в этой музыке и при этом абсолютно открыт и восприимчив к миру. Всё было объёмно и насыщенно, моего внимания хватало на то, чтобы всмотреться в каждого встречного прохожего и даже что-то про него почувствовать – наверно, подобное ощущали ангелы из фильма «Небо над Берлином».  Не скажу, что время замедлилось – но оно стало очень насыщенным. За единицу времени я успевал прочувствовать и прожить гораздо больше, чем обычно. Мир не был, как говорится, прекрасен – он был именно насыщен и явлен мне во множестве тонких граней, которые сверкали на поручнях автобуса и на лицах людей. 

Пошёл дальше, окунулся в повседневные хлопоты, постепенно и мягко эта магия ушла – но я и знал, что она ненадолго. Спасибо и за это. Но тут два вопроса.

Каждый раз, когда подобное происходит (а происходит с возрастом всё реже), я понимаю, что уже успел забыть, что такое вообще возможно.  А ведь наверняка есть специальные  техники, с помощью которых  можно  такие состояния в себе время от времени вызывать, не забывать их, научиться вызывать сознательно.

Во-вторых, логично предположить, (хотя дух захватывает от такого предположения) – что есть люди, которые в таких состояниях пребывают часто или вообще постоянно живут в состоянии такой обострённой восприимчивости к миру.   Да, я бы это назвал состоянием интенсивного восприятия.

****

      Я не всем ещё гожусь в отцы, но ей – точно.   В полутьме у барной стойки, смотрит прямо на меня, стоит передо мной: «У тебя сижки есть?».  Есть, говорю, пойдём. Девочка лет семнадцати, уже подпитая, с виду – ребёнок окраин, «дерзкая гопница». Образ или не образ, я не успеваю толком всмотреться, выходим на улицу. У неё тут, конечно же, компания, какой-то пацан изображает вежливость, которой я не могу отказать: «А можно и мне одну?».  И меня слегка расстреливают на сигареты.  Мне сорок лет.  Мне с ними неинтересно, я совсем не хочу эту девочку склеить, она дурочка с окраин и компания у них кретинская – видно сразу.  И тут уже видно, что это не образ у неё такой, а просто девочка с окраины, правда. Но я потом иду к метро и вспоминаю эту глупость, эту её доверительную хамоватость: «Сижки есть?».  Вот ведь правда глупость, но… как это у неё с этими пацанами? Мне кажется, что у неё с ними должно быть тоже как-то бесстыдно и просто, что она из тех, о которых  эти парни потом рассказывают корешам: «Ну мы тусили в падике, она мне сосала прям там, слышь а тут лифт приехал мы стреманулись ржали как лоси». А может не сверстники, может, какие-то взрослые дядьки вызывают её на дом.  Вряд ли я ошибаюсь – в её интонациях мне слышен неподдельный опыт, опыт зависимости от мужчин и использования мужчин.
Этот эпизод меня волнует и не отпускает весь оставшийся вечер (она бы даже не поняла, если рассказать ей об этом). Вот это её дурацкое «Сижки есть?», этот прямой и туповатый взгляд – всё это меня заставляет хотеть чего-то такого же, простого, в падике. Чтобы она сосала, и тут лифт приехал, и мы ржали потом. 
  • Current Music
    Elvis Costello - No Action
  • Tags

внутренний самец

           Массовая женская исповедь с хэштегом #яНеБоюсьСказать наглядно показала: каждой женщине есть, что сказать.  Начиная с самого детства – воспоминания о взрослых дяденьках, что-то такое делающих с несмышлёным ещё ребёнком.  Далее - эгсгибиционисты в парках, фроттеристы в метро, попытки затащить в машину-подъезд-подвал, – это не говоря уже о случаях полноценного изнасилования.

Вопрос: где же тогда все эти мужчины ??  Где эти животные, где эти двуличные оборотни, каждый из которых – чей-то любимый сын или муж-отец? Где эти приставучие извращенцы и насильники? Или они все с другой планеты прилетают?


****
Женское возбуждение избирательно, зависит от конкретной ситуации и партнёра. А мы возбуждаемся просто оттого, что вы есть. От чего-то универсально-женского, что есть в каждой из вас.  Так устроен мир.

Пятнадцатилетний школьник хочет женщину
Тридцатилетний программист хочет женщину
Шестидесятилетний старец хочет женщину

Любую, практически любую женщину.

Случайную соседку по купе. Вот эту вот, с тетрадками, в метро. И ту, что только что прошла с подругой здесь. Подруга, кстати, тоже ничего. И ту, что время подошла спросить. И ту, что явно выросла в селе. Вот эту неформалку всю в шипах. И эту тётю в  роговых очках.  И это нечто всё на каблуках. И эту ботаничку всю в прыщах.

Я, конечно, утрирую. Но в нас вбиты эти встроенные функции - познать, овладеть, победить - как раз, кстати, традиционный набор "сильных" мужских качеств.

Мы так устроены, и в каждом мужчине живёт этот хотящий самец. Мы с этим своим самцом договариваемся, сублимируем, переключаем энергию в другое русло. Держимся в границах личной совести и общественной морали. Искренне любим дорогих нам женщин, мам и сестёр. И всё равно он есть.  В каждом, почти в каждом.
 
  • Current Music
    Picadilly Line - Twiggs
  • Tags

****



Евпатория, любительский духовой оркестр в городском парке.


Collapse )
  • Current Music
    Elvis Presley - Heartbreak Hotel
  • Tags

фантомы мужского мозга


      Порочный запад, голландские рокеры "Golden Earring". Такой клип в детстве наверняка показался бы мерзким. А сейчас кажется исполненным жизненной правды. Именно так - в метро, на улицах, в офисах... Да, дорогие женщины, именно так мы на вас и смотрим.  Именно это всё мы и представляем, когда говорим бытовые фразы  вроде "На следующей выходите?".

P.S. У меня есть друг - умница, эстет, культурный деликатный человек. И вот мы с ним как-то, едучи в метро (!), разоткровенничались. О том, что кто думает, рассматривая девушек напротив. И вот он говорит: "Знаешь, я иногда смотрю на такую тихую-аккуратную-приличную, и представляю, как она яростно сосёт. Не у меня, а вообще. Понимаешь, главное, яростно!"