Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

интро

Меня зовут Александр Савельев.

У меня есть пара фотокамер, чувство прекрасного и ещё несколько чувств.

Продолжаю вести ЖЖ с упорством истинного ретрограда и сектанта. Как сказал один мой друг: "Саша, у тебя там бывают клёвые фотографии, потом фотографии кладбищ, потом голые женщины, потом тексты о том, что ты опять что-то не понимаешь в этих женщинах. Потом опять клёвые фотографии". Всё так.  

Некоторые вещи, которыми горжусь:

http://rasf2.fotoproekt.ru/port/msk/ru/school/courses/history/
https://www.soyuz.ru/articles/567
http://les.media/articles/367108-lyudi-poberezhya

Подборка различных кадров:


Мой журнал по истории фотографии:


Профили в сетях:

****



Вот ещё рукотворные афиши - секции детского клуба "Тачанка"(!). Боже мой, какие шрифты, какие названия. Студия художественного слова "Чудеса"! Где мои двенадцать лет?  

****



Помню, в Минске нам рассказали, что весь основной мат у них - совершенно такой же, но есть и своя специфика. Местные ребята учили нас смачно и с нужной интонацией произносить фразу "шалёны дьябал!" ("шальной чёрт"!); говорили, что древнее белорусское ругательство. А сейчас смотрю Гугл - и не вижу ничего похожего. Возможно, это был тонкий белорусский юмор.

  • Current Music
    Will Stratton - Skating On The Glass

****


   Знаю, что каждый одиночка, вышедший с инструментом в переход – это герой. Человек совершает свой маленький подвиг: выйти в мир и петь/играть в него, столкнуться с миром и людьми.

Сообща, вдвоём-втроём – проще, а попробуй вот так, когда ты один у стены. Кто-то бросит деньги, кто-то поблагодарит, а потом непременно нарисуются ребята, которые начнут приобнимать за плечо, дышать перегаром – давай, братан, давай эту сыграй, нашу!  Нарисуются коллеги-конкуренты: ты чего тут встал, это наша точка!
Для меня не так важно – насколько этот человек умел или талантлив, главное -  что у человека есть смелость открыться миру (а значит, и подставиться под возможные удары этого мира). И таким людям я всегда стараюсь давать деньги.

  • Current Music
    Несчастный Случай - Mein Lieber Tanz
  • Tags
    ,

шаг вперёд


    У меня с детства крепкие коммуникативные барьеры. То ли врождённое, то ли воспитание (со старшими не спорь, вперёд не лезь) - шут его знает, но я страшно боялся обратиться к любому взрослому, заговорить первым, обратить на себя внимание – просто-таки до слабости в коленках. Даже если повод был вполне легитимным, например, если мама просила что-то передать учительнице – я мог долгими минутами торчать под дверью кабинета, не решаясь постучаться.  Учительница выходит, но она чем-то занята, она с кем-то разговаривает, а я никак не могу сделать шаг вперёд и начать говорить, и вот момент уже упущен, и я опять стою у кабинета и жду, когда она пойдёт обратно… Даже просто спросить дорогу у незнакомого взрослого уже было маленьким подвигом.

Поэтому все подростковые годы я мучительно тренировал смелость. Заставлял себя. Спрашивать дорогу, а впоследствии – подходить знакомиться к девушкам. На каком-нибудь общем собрании не молчать в тряпочку, а встать и сказать.
И оказалось, что люди охотно показывают дорогу, и многим это самим приятно. Что девушки иногда охотно идут на контакт, а из слов на собраниях завязывается нужная дискуссия – и всего этого не было бы, если бы я
cмолчал. 

И позже, когда начал заниматься фотографией, сама идея снимать незнакомых людей на улице казалась мне невозможной – это был удел каких-то храбрецов, героев. Я был уверен, что если подойду к незнакомцу и спрошу разрешения его сфотографировать - меня точно не поймут, пошлют, обругают…  Но всё же, превозмогая страх и неловкость, я начал пробовать - и на практике оказалось, что вариантов много: да, могут не понять и послать, а могут и согласиться. А могут согласиться радостно и дружелюбно, да ещё и позировать начать всячески…  Реальность оказалась другой!

И моя реальность тоже стала другой. Я до сих пор волнуюсь в таких случаях, не всегда решаюсь, медлю – но могу, вполне могу.

На самом деле, до сих пор, когда нужно сделать этот первый шаг к коммуникации, я чуть-чуть замираю внутри – до конца этот детский страх не изживёшь. В сложных случаях даже приходится уговаривать себя: это не крокодил, он тебя не съест, это такой же человек. И возможно, он даже будет рад, если ты к нему обратишься. И реальность как-то сдвинется, изменится, развернётся новым вариантом и новым опытом. А не обратишься, промолчишь – так вообще ничего нового не произойдёт, всё так же останется, скучно.

Скромность и деликатность – это вроде бы хорошие качества в традиционном наборе интеллигента. Но совершенно непродуктивные. Вот это всё:
А что люди подумают? А зачем я буду людей беспокоить? Да кому я там нужен, у них и так своих дел хватает… - это всё вредные формулировки, непродуктивные, это ложная деликатность.

И решают всё секунды – как в детском ожидании учительницы, как с девушками на улицах, как в фотографии и многих остальных случаях; несколько лишних секунд думаешь, решаешься, а вот уже и всё: момент уже упущен, девушка уже ушла, ситуация изменилась. Иногда правда лучше не думать, а сразу делать, на импульсе.

А если деликатно сидеть в уголке – то ничего и не случится. Чтобы что-то начало происходить, надо окружающий мир тормошить, проявить хотя бы малую инициативу, сделать тот самый шаг вперёд. И вот этому мне всю жизнь приходится учиться.

  • Current Music
    Jazz Q - Čaroděj
  • Tags

Люди-осьминоги. Бытовое.

   Материнство – это работа. Ежедневная, без выходных. Если кто-то из мужиков думает, что «сидеть дома с ребёнком» - это что-то вроде отдыха, я ему искренне желаю в следующей жизни стать женщиной и родить. Желательно ещё и кормить грудью. Смотрю на свою жену и наглядно вижу, что за эти два года выходных дней у неё не было – только выходные часы.  Она прекрасная мама, она делает всё, что может; но времени и сил на что-то другое, кроме ребёнка-уборки-готовки, у неё почти нет (хотя мы с тещёй стараемся по возможности помогать). И для меня она – герой, без шуток.


    И в то же время я вижу другие примеры молодых мам, которые умудряются одной рукой нянчить ребёнка (а то и двух-трёх), другой рукой мешают суп, третьей рукой получают какое-то образование или берут подработку на дом, четвёртой – вяжут крючком, пятой ногой умудряются путешествовать по миру с годовалым малышом, а шестым щупальцем ещё и пишут обо всём этом в Фэйсбуке.  Мамы-осьминоги. Так, по крайней мере, кажется со стороны.


    Это, конечно, звучит, как будто я сравниваю. А сравнивать себя и своих близких с другими – последнее дело.  Но ведь и у мужиков так же. Кто-то сходил на работу – и всё, устал, пришёл домой, телек-ютубчик посмотрел и спать, и больше ни на что энергии не хватает. Я и сам почти из этих, я однозадачный. А другие, опять-таки, умудряются и работать мощно, и каким-то хобби заниматься, и в спортзал ходить, и семье время уделять, и путешествовать, и опять-таки, шестой лапой писать об этом красочные посты.


     Как крайний пример сверхмощного осьминога мне приходит на ум…  Высоцкий. От него осталось больше семиста песен и стихов за 19 лет творчества; если поделить время на песни, то получается, что он в среднем писал три-четыре песни в месяц. И это не считая работы в театре и кино, репетиций, концертов, гастролей, нескольких жён и алкоголя, который ого-го как крадёт время. И кстати, мать его сыновей вспоминает, что он и за детским питанием охотно бегал, и пелёнки стирал...  Ну ладно, такие люди - всё-таки аномалия.

Но всё же есть такое ощущение, что у одних людей - две человеческих руки, а у других - восемь щупалец. У одних мозг - на пару-тройку задач, а у других - активный восьмиядерный процессор, который позволяет им успевать и делать на порядок больше за единицу времени. И в чём корни этого (врождённое это или приобретённое, чем это вообще обусловлено) - совершенно не ясно. Я вот медленный, а жена моя - герой. Мы не осьминоги.

  • Current Music
    Hotlegs - Take Me Back
  • Tags

детская амнезия




    Вот моя дочь прекрасная, в пять месяцев, ещё в состоянии ползунка и грызуна. Сейчас ей уже почти два года, и она постоянно чему-то учится.  Неделю назад не могла залезть на эту лестницу на детской площадке – а сегодня ухватилась рукой, подтянулась – смогла!  Месяц назад двух слов не могла связать, а теперь уже говорит предложениями.  А недавно она нам представила целую пантомиму, как мама спит и храпит – хрр… пщщ… хрр!.. пщщ!.. Мама хапит! - то есть она изображала маму.


И вот загадка: маленький человек впитывает информацию, запоминает всякие понятия, запоминает места, людей и мультики, которые он уже видел – но потом он из этого раннего детства ничегошеньки не помнит!  Редкий взрослый помнит себя хотя бы с трёх лет (и то эти воспоминания очень смутные), а большинство – лет с пяти, и тоже фрагментами.

Наука говорит, что это так называемая «инфантильная амнезия», что причиной этому -  постоянно растущий гиппокамп (область мозга, которая отвечает за долговременную память). Новые нейроны гиппокампа вытесняют старые, и поэтому память малышей – относительно кратковременная. К примеру, четырёхлетний ребёнок может вспомнить довольно много важных для него событий прошлого года, но если спросить его об этом ещё через четыре года – он из этих событий не вспомнит почти ничего.

А вот зачем это нашей природе нужно? В чём практическая функция? Эту потерю детской памяти начал изучать ещё Дедушка Фрейд, а некоторые нынешние учёные считают, что таким путём детская психика защищается от негативных, травмирующих воспоминаний, с которыми ребенок ещё не может успешно справиться, ещё не умеет их осмыслить. Природа защищает малыша: лучше не помнить вообще ничего, чем долго помнить, как кто-то из близких умер или ушёл из семьи, или какие-то ссоры и ругань и всё плохое и страшное. В этой версии маленький ребёнок – истинный буддист: он живёт здесь и сейчас, он накапливает полезные знания и навыки, но не отягощает себя долговременной памятью, ни о плохом, ни о хорошем, – до той поры, пока его психика не научится с этими воспоминаниями справляться.  

Существуют и другие объяснения – что только после трёх лет ребёнок осознаёт себя, свою «самость» и личность, и начинает чётко различать категории прошедшего, настоящего и будущего, начинает понимать, что события вчерашнего дня как-то влияют на сегодня и завтра. И через это понимание включается долгосрочная память, соотнесённая с этими понятиями, а до этого возраста каждый день ребёнка – нынешний и единственный, всё здесь и сейчас, опять-таки – истинный буддист.    
Есть и лингвистическая версия - что до тех пор, пока ребёнок не может чётко выразить, сформулировать в словах то, что было вчера – он и не запоминает это «долгой» памятью. И что если родители с малых лет проговаривают с ребёнком последние события, обсуждают с ним то, что случилось за день или за неделю – то и ребёнок помнит себя с более раннего возраста, чем сверстники.  


И всё равно загадка – зачем мы так устроены?  Сейчас уже все психологи считают, что именно эти первые «беспамятные» годы жизни очень важны для всей дальнейшей жизни, что именно там, в самом раннем детстве, формируется характер человека и его отношение к миру. И вот парадокс: именно эти первые годы нас формируют сильнейшим образом,  но мы этих первых лет потом напрочь не помним.
Зачем-то это природе нужно. Загадка.

P.S. Мы сейчас с дочерью прекрасно общаемся, она уже не младенец, а вполне такой «смышлёныш», мы с ней дружим. Она для меня – очень важный человек, и я для неё – очень важный человек.  А если я внезапно умру? Получается, она и не вспомнит меня вообще? Вот это странно.