Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

интро

Меня зовут Александр Савельев.

У меня есть пара фотокамер, чувство прекрасного и ещё несколько чувств.

Продолжаю вести ЖЖ с упорством истинного ретрограда и сектанта. Как сказал один мой друг: "Саша, у тебя там бывают клёвые фотографии, потом фотографии кладбищ, потом голые женщины, потом тексты о том, что ты опять что-то не понимаешь в этих женщинах. Потом опять клёвые фотографии". Всё так.  

Некоторые вещи, которыми горжусь:

http://rasf2.fotoproekt.ru/port/msk/ru/school/courses/history/
https://www.soyuz.ru/articles/567
http://les.media/articles/367108-lyudi-poberezhya

Подборка различных кадров:


Мой журнал по истории фотографии:


Профили в сетях:

вопрос меломанам



Так давно хотел спросить, что наверное, опоздал. Вот помните милейшую группу “Brazzaville”?  Одно время все их любили, и я их любил, и они как-то по умолчанию считались западными звёздами. Но оказалось, что группа известна только в России, а на Западе они вообще никому не нужны. Вплоть до того, что некоторые их альбомы, уже на закате эпохи CD, выходили только у нас, на русских лэйблах. И больше половины комментов под их клипами – на русском языке.
У меня есть уши, я кое-что понимаю в музыке. “Brazzaville” явно не пустышка, этот Дэвид Браун – крепкий мелодист и автор, это вполне уровень. Так в чём же дело? Почему они так срезонировали у нас и почему весь остальной мир их как будто вовсе не заметил?

Или вот недавно вспомнил песню “Supergirl” немецкой группы “Reamonn” – в начале нулевых она у нас была в горячей ротации. Тогда казалось, что это мировой хит – настолько он звучал из каждого утюга. А теперь смотрю Ютуб – и оказывается, там тоже половина комментов на русском.



Почему мы такое любим? У меня есть версия: дело в привычной нам мелодике. Если взять ту же “Supergirl”, там сама гармония близка нашим славянским ушам, привычная и узнаваемая; примерно такой (именно гармонически) могла бы быть некая песня крупы «Кино».
С “Brazzaville” похоже – они ведь тогда легко, как свою, сделали «Звезду по имени Солнце». Дэвид Браун не бог весть какой вокалист, зато он берёт именно что мелодикой, атмосферой, и эта неяркая мелодика нам близка, мы её считываем. А ещё меланхолия, его расслабленная меланхолия нам отзывается, как-то попадает в национальный характер. Мы ведь выросли на монотонных бардах и смурных рокерах, мы готовы любить людей с тихим обаянием.

А вот почему такие вещи не «взлетают» там?  Им это недостаточно ярко?

песня месяца: The Magnetic Fields – World Love (1999)



“The Magnetic Fields” - группа неброская, но порой чертовски симпатичная. И всё равно мне было страшновато приступать к их альбому “69 Love Songs” – поскольку содержание здесь адекватно вывеске, это тройной (!) CD песен о любви. О любви в широком смысле: о разных состояниях влюблённости, о разных историях любви, спетых от лиц разных героев, и воплощено это в пёстром букете музыкальных стилизаций – от нежных баллад до электроклэша и фрик-кабаре.

Альбом полон музыкальной и смысловой иронии (или уже постиронии?). Автор берёт серьёзную интонацию, но, кажется, держит фигу в кармане, а когда рассказывает анекдот – не знаешь, смеяться или плакать. А иногда это просто набросок настроения, неоконченная заметка на полях, пустяк.

Этот их лидер и автор Стефин Меррит – редкий умник. Он мне представляется тихим гением, который упорно не желает свой талант воплотить цельно и ярко, зато легко разбрасывает тут и там фрагменты мастерства, старательно маскируя это небрежной интонацией и лоу-файным подходом.

Альбом очень любят фанаты, эстеты и критики – после выхода он получил высший балл от журналов “Mojo” и “Spin”, и с тех пор регулярно входит в списки вроде «столько-то лучших альбомов в истории музыки». Это в мире. А у нас – я не помню ни одного упоминания о группе, я не встречал человека, который любил бы “The Magnetic Fields”.

Для меня этот гигантский альманах стал сродни увлекательному путешествию по сборнику коротких рассказов. Как справедливо написал один рецензент, там есть ряд вещиц, которые служат лишь знаками пунктуации между многими действительно сильными песнями, и это даже к лучшему, - в итоге альбом на удивление легко слушается, и я рад этой встрече.


When the rhythm calls
The government falls
Here come the cops
From Tokyo to Soweto, viva la musica pop

We are black and white
And we dance all night down at the hop
And the letters were tall
On the Berlin Wall, viva la musica pop

So if you're feeling low, stuck in some bardo
I, even I know the solution
Love, music, wine and revolution
Love, love, love, music, wine and revolution

This too shall pass
So raise your glass to change and chance
And freedom is the only law
Shall we dance?

So if you're feeling low, stuck in some bardo
I, even I know the solution
Love, music, wine and revolution
Love, love, love, music, wine and revolution

So if you're feeling low, stuck in some Bordeaux
I, even I, know the solution
Love, music, wine and revolution

****



Вот ещё моя любовь – рукотворные афиши, почти ушедший жанр. Смотрите, здесь многослойный коллаж: ножницами вырезана фотография хора, по краям – отзеркаленные фото цветов, всё остальное нарисовано и прописано от руки. Старая школа.
Но любой нынешний оформитель сделает это в графическом редакторе за полчаса.
И эти старые афиши уходят очень быстро – вот ещё недавно подобное было привычной частью городского пейзажа, а теперь редкость. И этой конкретной афиши теперь тоже нет.

****




Несколько лет подряд я видел эти афиши. Ирина Эмирова являла себя в городском пейзаже, смотрела с заборов и трансформаторных будок, на больших афишах – портрет и надпись вроде «Снова с вами!», «Для вас, любимые!»; так, будто ничего и не надо больше объяснять. А главное – вход на эти концерты всегда был бесплатный. Кто это? Что это? Кто вообще ходит на эти концерты?

Была даже мысль сходить, прояснить эту загадку. А теперь погуглил, и оказалось, что загадочная бесплатная певица успела переформатироваться и даже сменить имя – теперь она Ирина Ханн. И если раньше она исполняла типовую житейскую попсу, делала ставку на милоту и задушевность, то теперь она выходит на сцену в шипах и латексе, именует себя «звездой электронной музыки», и смело шагает за все грани вкуса, добра и зла. Кажется, девушка всю жизнь хотела быть дивой.

Это настолько плохо, что даже хорошо, это трэш и кринж. Это готовая история для «Русского шаффла», Олег Кармунин такие истории любит.

песня месяца: Donovan - Olive Tree (2010)



Помню, что в кругу рокеров и меломанов любить Донована было как-то даже неприлично. Слишком уж он романтик, слишком пасторален, почти эстрада. И пока продвинутые ребята слушали музыку помощнее, с громкими гитарами и барабанами, я свою любовь к Доновану скромно носил под мышкой, почти ни с кем не разделив.

И вот теперь слушаю альбом 10-го года, всплывает красивейшая баллада. Всё, как я люблю – с горчинкой, с этакой кельтской холодцой, с пустотами. Потом в тексте слышится что-то знакомое: девушка собирает оливки, всадники какие-то скачут… Так это же Гарсия Лорка! Я же этот текст когда-то в институте переводил и на всю жизнь запомнил. Arbolé, arbolé. Seco y verdé…
Там занятный мистический сюжет: девушка собирает оливки, её галантно обнимает ветер, а мимо проезжают разные всадники, зовут её ехать с ними, но она их не слышит, не обращает внимания, и даже влюблённого юношу она игнорирует. И в последней строфе уже «серая рука ветра» ложится ей на талию.

Кажется, старик Донован взял за основу классический английский перевод, но существенно его переработал, и кажется, в лучшую сторону. Если вдруг кому интересно – можно сравнить.
https://poets.org/poem/arbole-arbole

Золотая полка Мамонова

  В памятных статьях о Мамонове часто пропускают одну важную вещь: Пётр Николаевич был меломаном, ещё каким, настоящим. Он крепко шарил в старом, во всяких забытых группах 60-х, в корневом блюзе, чёрном соуле и «Мотауне» (что для наших рокеров – редкость), но не меньше любил трип-хоп 90-х, да и в свежей музыке нового века разбирался, держал уши по ветру. Вкус у Мамонова был эстетским, изысканным.

    Раньше я недоумевал: зачем ему постоянно светиться в этих попсовых ток-шоу? Теперь понял: он видел в этом свою миссию. Он ведь о смерти давно задумывался (это слышно из поздних текстов и тех же интервью). Ему было важно успеть поделиться своими найденными смыслами – пусть даже в формате интервью у Ксении Собчак.
И с музыкой то же самое – он хотел делиться любимой музыкой. Последние годы он вёл авторскую передачу на «Эхе Москвы» (вы знали? я – нет) - и это настоящее неочевидное сокровище.


  Я пока что послушал три выпуска – и у меня отвал башки. Во-первых, сама подача, с которой Мамонов внезапно убирает своё эго на второй план: здесь почти нет проповедей о смысле жизни, нет явного мессианства. Здесь он – проводник, передатчик. И никакого заигрывания со слушателем, никаких диджейских подводок вроде «А теперь мы с вами послушаем», никаких пояснений, просто музыка и текст. Исполнители музыки остаются неоглашёнными вплоть до конца передачи; хочешь – шазамь, хочешь – просто слушай и гадай, что это сейчас звучит.
Во-вторых, текст. В перерывах между треками Пётр Николаевич читает стихи русских поэтов XIX-го века, «Евгения Онегина», рассказы Чехова, и что ещё он успел надиктовать за эти 350 с лишним (!) выпусков – я пока не знаю. Но уже понятно, что там каждый эфир – это колодец, в который можно вслушиваться, всматриваться, нырять.

Спасибо, Пётр Николаевич.

На сайте «Эха Москвы» можно послушать все выпуски - https://echo.msk.ru/programs/zoloto/
Ныряйте, друзья.

Песня месяца: Mr. Lawrence - I See God (1999)

У всякого меломана есть ряд тайных любовей: какие-то исполнители, о которых мало кто знает и помнит, но для меломана именно эти люди - истинные герои первой величины. Одни из моих героев - эстонская группа “Mr. Lawrence”.

Они отлично вписываются в канон забытых героев: в 90-х записали три альбома, были довольно известны на родине, но так и остались неочевидным явлением для остального мира. Под редкими ютубными видео – комменты лишь на эстонском, информации мало, всё очень загадочно. Но ясно одно: этот круглолицый человек в шляпе писал отличные мелодии.

Cлышно, что они – дальние ростки битловского дерева; слышно, что они искренне вдохновлялись “U2” и “R.E.M.”; слышно то время, когда романтика ещё не считалась наивностью. А ещё это очень мощная песня о любви, хотел бы я любить кого-то так.

would you believe me
if I said I found a new religion
would you believe me
my sweet orthodox child

so here we go
two vagabonds getting high


А вот их единственный клип, совершенно магически сделанный, с кинохроникой какого-то эстонского Вудстока.

Песня месяца: Колибри - Орбитальная станция (2021)



Весь альбом состоялся вопреки логике вещей. Одна из участниц – в инвалидном кресле,  двое других – не в лучших отношениях, и где те лёгкие птички «Колибри»? Занавес давно опущен, время не щадит, былые поклонники уже и не ждали, но альбом записан: не из амбиций, не ради денег или статуса, – а ради чистого арта. Это даже не камбэк, а прощальный воздушный привет всему миру.

При всей Земфире, Монеточке, и прочих – для меня именно «Колибри» были и есть воплощением редкой смеси: ума, женственности и иронии. Поющим женщинам почти всегда недостаёт одного из этих качеств, а здесь всё сошлось.

Ещё у них была редкая смелость быть горькими. Не угождать обывателю, а играть в свою пересмешническую игру, в то, что потом назовут модным словом «постирония». В конце 90-х их часто приглашали в модные передачи и концерты, большой шоу-бизнес распахивал объятия, - а они от этих объятий увернулись, записали тот горький гитарный альбом с “Tequilajazzz”, чертовски талантливый альбом, который совершенно не вписывался в радиоформат.
В середине нулевых у них тоже была сильнейшая программа, я ходил на эти концерты. Тогда они уже стали «культовой» группой в истинном смысле слова, и всё это походило на сборища посвящённых ценителей в маленьких залах тесных клубов. Фанаты смотрели на них, как на богинь, сопровождающая группа “Soundscript 33” заворачивала их песни в смурной и холодный саунд, с этакой проявленной шизофренической гранью… Большой шоу-бизнес окончательно отвернулся, они ему просто не оставили шансов на взаимность.
Вот чуть ли не единственная видеосъёмка того воплощения «Колибри» - технически запись совсем не лучшая, но суть слышна и видна.



Увы – на итоговом студийном альбоме 2009-го эта нервичность оказалась как-то приглушена и приглажена, а в 2011-м «Колибри» прекратили концерты. И вряд ли могло быть иначе: странно быть в вечном статусе «когда-то звёзд», странно женщинам за сорок пять играть те же девичьи роли.

Теперь масштаб видится на расстоянии – если лет десять назад «Колибри» были уделом ценителей, то теперь их ютубные видео сильно прирастают просмотрами и комментариями. Люди постарше пишут: «Только теперь понял, как они были хороши». Люди помладше делятся радостью открытия.
И прощальный альбом абсолютно держит планку качества, это очень уверенная кода. Пусть некоторые вещи уже не новы, пусть иногда использованы вокальные дорожки из архивов – но это нисколько не ретро, это и в 2021-м звучит, как «здесь и сейчас». А неровность материала всегда была их свойством ).

Из интервью Инны Волковой: «Мы очень любим друг друга, но мы испили друг друга до дна, а может, даже и съели. Но некий общий дух, та независящая даже от нас самих родственность движет нами и сейчас».
«Мне кажется, что альбом настолько выше и лучше нас, выше этих дамских непоняток, что я очень рада, что мы его сделали. Привлекли такие чудесные творческие силы, таких прекрасных музыкантов, как Виктор Санков и Олег Эмиров. Андрей Алякринский свел альбом, Борис Истомин отмастерил. Я очень рада, что провела полтора года таким образом».


Спасибо вам, редкие птицы. Других таких не было и нет.
Спасибо всем музыкантам и вдохновителям, которые сделали это возможным.

песня месяца: Некоторое Отсутствие Пуговиц – Завтра будет море (2011)

Этакая виньеточка, набросок на полях, - но исподволь и даже неожиданно такие песни становятся друзьями. Идёшь потом по улице и вдруг оказывается, что песня в тебе поселилась.