Category: фотография

Category was added automatically. Read all entries about "фотография".

интро

Меня зовут Александр Савельев.

У меня есть пара фотокамер, чувство прекрасного и ещё несколько чувств.

Продолжаю вести ЖЖ с упорством истинного ретрограда и сектанта. Как сказал один мой друг: "Саша, у тебя там бывают клёвые фотографии, потом фотографии кладбищ, потом голые женщины, потом тексты о том, что ты опять что-то не понимаешь в этих женщинах. Потом опять клёвые фотографии". Всё так.  

Некоторые вещи, которыми горжусь:

http://rasf2.fotoproekt.ru/port/msk/ru/school/courses/history/
https://www.soyuz.ru/articles/567
http://les.media/articles/367108-lyudi-poberezhya

Подборка различных кадров:


Мой журнал по истории фотографии:


Профили в сетях:

****

Всякий фотограф - в некотором смысле коллекционер. Я недавно заметил, что начал коллекционировать окна - примерно такие, с деревянными рамами и какими-то приметами быта на подоконнике.

****



     Лет 10-15 назад фотошколы начали множиться, как грибы. Цифрозеркалки стали доступными, и все пошли учиться – домохозяйки и школьники, пенсионеры и офисные крабы.
Многие воспринимали камеру, как какой-то безумно сложный механизм, который невозможно освоить самостоятельно. Многие ждали готовых рецептов, ту самую «волшебную кнопку», благодаря которой их снимки станут такими же, как в глянцевых журналах. Многие ждали, что их научат снимать как-то «профессионально», а не просто «любительски».


И это всё очень объяснимо: в той массовой парадигме, чтобы стать «настоящим» фотографом надо было купить хорошую цифрозеркалку и научиться многим техническим премудростям, которые знают лишь те самые «настоящие» фотографы… Предположу даже, что люди шли учиться, чтобы почувствовать себя причастными к этому тайному знанию, к этому образу «настоящего» фотографа.

И в ответ на этот спрос открылось множество малых бизнесов под названием «фотошкола».  Иногда у руля и правда стояли фотографы с опытом, энтузиасты с организационным даром и деловой жилкой – но часто этим занимались просто менеджеры широкого профиля, активные коммерсы, которые с не меньшим жаром могли заниматься продажей любых других услуг.  Эти орги арендовали помещение, закупали аппаратуру, нанимали преподов, размещали рекламу – и вперёд, отбивать вложенное. Такая была тема актуальная – фотошколу открыть.

Но вскоре появились хорошие камеры в смартфонах, пришла инстаграмная культура, которая всем доказала: зрелищные кадры можно делать безо всяких особых знаний, лишь бы  фантазия была. В сети появилась масса обучающих видео по всем аспектам фотографии – смотри и учись, бесплатно, не выходя из дома.
А главное – все эти каноны классической фотографии, ещё недавно вроде бы актуальные, быстро отправились на помойку, потому что теперь вообще нет этого: «как правильно». Можно снимать хоть на мыльницу, можно снимать в расфокусе, с заваленным горизонтом и диким балансом белого,  можно снимать со вспышкой в лоб и с шевелёнкой – лишь бы это отвечало твоим задачам. Лишь бы фантазия была и глаза с душой и мозгом были связаны.

И все эти «фотошколы для начинающих» очень быстро схлопнулись. Фотохайп у людей прошёл. И предположу, что в наше время на плаву остались только толковые фотошколы, настоящие ))

****


   А вот идея для проекта: «Свадебные фотографы со стороны». Встаёте по выходным рано утром и идёте к ЗАГСу или в какое-то типовое видовое место, где фотографы и видеографы молодожёнов выгуливают. Они же там все поглощены своими заботами, смотрят в свои видоискатели и экранчики, а молодожёны и гости смотрят в объектив. А при достаточном уровне харизмы можно затесаться прямо в свадьбу в качестве брата друга жениха – ещё и в ресторан с собой возьмут.  Рай для документалиста и социолога, ей богу.

  • Current Music
    Fleet Foxes - Someone You'd Admire
  • Tags

пересмотренность (?)

Четыре года назад я подписался на рассылку Bird In Flight (журнал о современной фотографии и смежных медиа, https://birdinflight.com/ru/)

Я думал: надо быть в курсе. Надо погружаться в тему, это же мои главные интересы: фотография и люди.  Надо быть насмотренным, учиться у современников. И я всерьёз надеялся, что эти дайджесты современного фото-арта меня вдохновят на какие-то свои съёмки и идеи.

Вышло всё ровно наоборот – теперь уже слегка воротит от современной фотографии, и ни на что она не вдохновила. Все эти авторы и фотопроекты слились в бесконечный медиапоток, который проносится перед глазами, почти нисколько меня не затрагивая.

«Украинский фотограф снимает однополые пары на вещевом рынке»
«Светлана
N изучает гендерную идентичность, работая с семейными архивами»
«Ночная жизнь Алма-Аты в фотографиях Алексея
F»
«Студентка фотошколы документирует свою неизлечимую болезнь»
«Художник
G представил интерактивный перфоманс о человеческих фобиях»
«Фотограф
R побывал в подпольном борделе в Минске»
«День из жизни последнего смотрителя маяка»

Да, есть предсказуемость основных тем (грани ЛГБТ, маргинальные и полузакрытые сообщества, «новая искренность» и личный эгсгибиционизм, жизнь в глубокой провинции, уходящие профессии, остатки СССР, прочее типичное). Есть некоторые тренды, которые кочуют по фотосреде, как вирусы, как модные поветрия – это даже забавно.
Впрочем, снято и рассказано иногда очень хорошо, и почти за каждой серией стоит большая работа.
А меня не «пробивает», не трогает, не западает в меня глубоко. Я хаваю этот контент и забываю его назавтра.

Может быть, сама избыточность потока его обесценивает? Может быть, вслед за насмотренностью наступила пересмотренность? Или я уже слишком взрослый, толстокожий, разучился впечатляться?

Делать свои проекты это тоже никак не мотивирует. Зачем? – чтобы человек вот так мотал ленту, на пару минут остановился, схавал контент, дальше пошёл и назавтра забыл?
Вот правда, сам не понимаю, что происходит. Отпишусь от рассылки и не буду смотреть ничего нового – а то я совсем свою любимую фотографию разлюблю.


P.S. Впрочем, если помните какой-либо фотопроект за последнее время (скажем, за последние лет пять), который вас действительно впечатлил-взволновал – пишите в комменты ))
  • Current Music
    Адо - Я убегаю от дождя (Reprise)
  • Tags

Великий фотограф Подковыркин

   Бывают, знаете ли, такие истории, которые годами не выходят из головы, потому что от них осталась какая-то неразрешённость.
Вот житейский анекдот: прихожу я знакомиться в одно арт-пространство, беседую там с опытным дядькой, в фотографии явно сведущим. У нас происходит знакомство с намёком на сотрудничество, я чуть волнуюсь, а он на меня смотрит этак изучающе, с высоты своего опыта. Рассказываю о себе и своих лекциях, говорю, что особенно интересуюсь историей русской фотографии, он понимающе кивает:

- Да, это очень важно, очень хорошо, что вы этим занимаетесь. Ведь вот, например (тут у него с языка слетает какая-то смешная, нелепая фамилия вроде «Таратайкин» или «Подковыркин») – он же был замечательный наш мастер, мирового уровня! Как вы считаете? А молодёжь ничего о нём не знает! Это же несправедливо!

Как честный человек, я должен был немедленно признаться, что эта фамилия мне ни о чём не говорит. Я обычно так и делаю. Но в той ситуации я признать своё неведение никак не мог – и поспешно кивнул: мол, конечно, несправедливо, что такого мастера теперь забыли…  А про себя решил, что сразу загуглю этого Таратайкина, немедленно, как только останусь один. Затем мы проговорили ещё полчаса, даже обозначили какие-то возможные планы, я вышел на улицу – и понял, что напрочь забыл упомянутую смешную фамилию, этого условного Подковыркина.  А вдруг этот дядька таким иезуитским образом меня проверял? Вдруг он на ходу придумал этого великого питерского фотографа?

С тех пор мне иногда снится великий Подковыркин – он слегка небрит и похмелен, у него большие пузатые очки, как у молодого Шевчука, и строгий взгляд сквозь эти пузыри. «Стыдно, батенька, стыдно не знать наших мастеров»!  - говорит он, наводя на меня ещё один стеклянный пузырь, линзу гигантского объектива. Душа моя прячется в пятки.
  • Current Music
    George McCrae - Honey I (I'll Live My Life For You)
  • Tags

Беломорское кладбище, часть 5. Лица.

Снова лица. Я обычно комфортно себя чувствую на кладбищах, но когда я увидел отстатки портрета на третьей фотографии, даже мне стало жутковато. А фотограф во мне возликовал. Если я когда-нибудь напечатаю фотокнигу с кладбищенскими фотографиями, то этот кадр там будет, точно.

Collapse )

Pieter Ten Hoopen - Kitezh-Vladimirskoe (2013)




Современная документалистика.  Очень меня восхищает, когда человек едет в другую страну с искренним желанием увидеть, понять и рассказать. Вот простая зарисовка шведа Питера Тен Хупена (Pieter Ten Hoopen). Снято вроде просто, но надо уметь так снять. Нужна энергия, желание и любовь к двуногим, к роду человеческому во всех проявлениях. Нужно умение удержаться от авторских оценок - и здесь у него очень тактично всё снято, всё в кадре само за себя говорит.

И вот странное дело: из тех проектов о русской глубинке, что я видел за последнее время - самый удачный снят этим заезжим шведом. Так вроде нейтрально, чуть со стороны, да - но абсолютно точно.

Этот Тен Хупен - фотограф и видеомэйкер, и мне нравится то, что он делает. У него на сайте есть хорошие фотопроекты и другое мощное док-кино про убийства в Дагестане, рассказанное через интервью с родственниками пропавших и погибших людей.

Сайт: http://pietertenhoopen.com/index.html
  • Current Music
    Orchestra Electrecord - Invidia
  • Tags

Как я работал на кладбище

 
    Прекрасная была вакансия – что-то вроде «Требуются фотографы для съёмок кладбища», и я сразу ухватился – вот она, работа мечты! Мне же нравится снимать кладбища, отлично всё получится.
    Начальник сказал, что снимаем мы для создания общей базы, реестра всех могил с фотографиями, чтобы родственники могли найти своих покойных. Сейчас уже сомневаюсь – а есть ли на Калитниковском кладбище Москвы такой реестр? Если нет, то всё могло быть прозаичнее – возможно, им нужно было отснять всё огромное кладбище, чтобы вычислить все бесхозные заброшенные могилы.

    Я там как-то после рабочего дня разговорился с могильщиками. Вот, говорю, вроде кладбище это вроде одно из старейших в Москве, а по-настоящему старых могил не так много…
- Да ты чего, тут в четыре слоя народ лежит. Где уже совсем понятно, что заброшено, там новых кладут. Всё обновляется постоянно.

    Нас была примерно дюжина фотографов, мальчики-девочки, некоторые явно с какими-то творческими амбициями, а некоторые просто были готовы взяться за любую работу. Нам выдали схемы участков с номерами захоронений, на каждую могилу надо было снять общий вид и крупно табличку, просто и протокольно… И признаться, до тех пор я как-то с бОльшим трепетом ходил по кладбищам, с уважением и осторожностью. А тут внутренний монолог был примерно таков: «Иван Кузьмич? Что ж к вам так сложно добраться-то… Так я уж здесь, позвольте, через оградку махну, и через холмик супруги вашей, «здравствуйте» вам не скажешь, так уж поймите правильно, вам – всё равно, а мне нужно вас сфотографировать. Анна Леопольдовна, вот этот ржавый веночек мне мешает. Я его временно в сторону отдвину, потом обратно положу». И монолог этот становился всё проще, открывать оградки и ходить по могильным плитам я стал решительнее, и всё это превратилось в простую рутину, запашку полей.

   Это была хорошая работа. Можно не с утра, лишь бы объём был. Всегда есть с кем поговорить, собеседники вокруг – на выбор, и перекур и обед – когда угодно. Хочешь – налево, хочешь – направо, а платят пропорционально количеству отснятых могил. Смешно сказать, но я даже начал как-то свысока поглядывать на простых посетителей кладбища – мол, вы тут в гости ходите, а я тут работаю!
    Но оказалось, что когда любимое надо делать каждый день, оно всё же становится рутиной. Я месяц ходил на это кладбище, то через день, то каждый день - и потом вдруг понял, что хватит с меня всего этого. И года два меня на кладбища не тянуло вовсе. Но ничего, потом потянуло снова ).